Частые вопросы

Институт множественности директоров

Институт множественности директоров

«…Получили из инспекции запрос, в котором налоговая требует детально раскрыть схему всего нашего бизнеса. Им нужна карта производственного процесса, перечень основных покупателей и поставщиков, наименование видов деятельности, сведения о нашем адресе. Причем в запросе сказано, что документы истребуются по статье 88 НК РФ в рамках камеральной проверки. Но проверки сейчас не может быть — последнюю отчетность мы сдавали в октябре. В письме инспекторы сообщают о штрафе по статье 19.4 КоАП РФ, если мы не ответим. Зачем налоговой такая информация и как реагировать на подобный запрос?..”

Из письма главного бухгалтера Елены Белич, г. Красноярск

Под видом «камералки» инспекторы потребовали от компании раскрыть все сведения о бизнесе, включая поставщиков, покупателей и производственный процесс. Как поступить компании и что ответить на такой запрос инспекции, рекомендуют чиновники и эксперты

ФНС

Сергей Тараканов, советник государственной гражданской службы РФ 2-го класса:

— По общему правилу инспекции не вправе требовать документы в рамках камеральной проверки, но вправе запросить пояснения, если в отчетности есть ошибки или расхождения.

Запрос инспекции не касается расхождений или ошибок в отчетности, поэтому компания вправе не исполнять требования. Что касается ответственности, то административный штраф в размере до 500 рублей возможен только по части 1 статьи 15.

6 КоАП. Но раз запрос необоснованный, то и штраф недопустим.

Налоговики

Виталий Цыганков, советник государственной гражданской службы РФ 3-го класса:

— Запрашиваемые сведения необходимы инспекции для предпроверочного анализа. Это помогает выявить компании, потенциально склонные к занижению налогов или к их сокрытию. Но инспекторы вправе запрашивать лишь те документы и пояснения, которые подтверждают правильность исчисления и своевременность уплаты налогов. Так что в вашем случае компания вправе, но не обязана отвечать на запрос.

Независимые эксперты

Антон Степанов, ведущий юрист группы компаний «Консалтинговые услуги»:

— Запрос, очевидно, не связан с «камералкой», поскольку из него не ясно, о какой декларации идет речь. Компания вправе отказать в представлении документов, тем более перечня основных контрагентов у нее может и не быть. Составлять такие списки закон не обязывает. А по видам деятельности и адресу можно пояснить, что эти сведения и так есть в ЕГРЮЛ.

Ольга Цохорова, юрист компании «Некторов, Савельев и Партнеры»:

— Статья 88 НК РФ не является основанием для истребования документов. Ведь срок камеральной проверки составляет три месяца после представления отчетности. Возможно, это сбор подготовительных материалов к проверке. За их непредставление штраф незаконен. С этим согласны и судьи, к примеру, в постановлении Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 07.12.12 № А27-7924/2012.

Наше мнение

Наталья Бовша, руководитель финансового отдела «УНП»:

— Мы считаем, что у налоговиков нет законных оснований требовать приведенные в письме данные, это подтвердил и сотрудник ФНС Сергей Тараканов. Значит, и штраф за отказ предоставить сведения является незаконным. Но, скорее всего, отменить его получится только в суде.

Поэтому компании стоит взвесить все за и против и решить, давать подробную схему бизнеса инспекторам или нет.

При этом предоставление информации даст инспекторам возможность детально изучить показатели компании и использовать результаты такого анализа при решении о назначении выездной проверки.

Институт множественности директоров

Дробление бизнеса: три ошибки и два правила

Платить меньше налогов — вполне понятное желание компаний. Предприимчивые бизнесмены уже придумали массу схем для минимизации налоговых платежей. Одна из них — дробление бизнеса. Естественно, налоговиков не устраивает снижение потока налоговых поступлений в бюджет. Из-за этого возникают споры, которые приходится решать в суде.

Вопрос о законности дробления бизнеса уже 13 раз выносился на обсуждение Верховного суда РФ. А количество дел, рассмотренных окружными судами, приближается к двум сотням.

Мы проанализировали 198 судебных разбирательств и делимся с вами своими выводами о том, когда дробление компании на несколько новых фирм приведет к доначислениям, а когда — нет.

В практике делового оборота под дроблением бизнеса подразумевается его перестройка, в результате которой компания сэкономит на налогах, например разделение одной компании на несколько посредством реорганизации, создание новых организаций или работа с зависимыми индивидуальными предпринимателями.

Такие манипуляции находятся под пристальным вниманием налоговиков. Налоговые органы уверены в том, что любое дробление бизнеса направлено на создание схемы по минимизации налогов. В результате проверяющие рассчитывают налоги исходя из всей суммы доходов, полученных зависимыми лицами, и вменяют доначисления плюс штрафные санкции материнской компании.

Если налогоплательщик не сможет обосновать экономическую сущность дробления бизнеса, суды признают доначисления правомерными. Когда у компании есть аргументы, которые доказывают, что разделение было необходимо, шансы отбиться от претензий налоговиков есть.

Давайте посмотрим, правомерность каких действий компании по оптимизации бизнеса будет сложно отстоять в судах.

Ошибка 1: разделиться, чтобы сохранить право на спецрежим

Дробление компании широко используется, чтобы не утратить право на использование такого специального режима, как упрощенная система налогообложения.

Напомним, что «упрощенка» может применяться до тех пор, пока выручка не превысит 150 млн руб.

Также ограничения есть по численности работников (их не должно быть больше 100 человек) и остаточной стоимости основных средств — не более 150 млн руб. (подп. 15 п. 3 ст. 346.12, п. 4 ст. 346.13 НК РФ).

Чтобы остаться в пределах этих показателей, владельцы бизнеса совершают разделение организации на несколько компаний, которые продолжают заниматься тем же видом деятельности, что и материнская компания, зачастую в том же самом помещении. Именно так произошло в деле, рассмотренном в постановлении АС Дальневосточного округа от 22.10.2015 № Ф03-4073/2015.

Компания на упрощенной системе оказывала гостиничные услуги.

Когда выручка фирмы приблизилась к пороговому значению, превышение которого повлекло бы утрату права на этот спецрежим, собственник зарегистрировал другую организацию с аналогичным видом деятельности.

Он же выступил учредителем еще двух фирм, которые оказывали услуги питания клиентам отеля. Инспекция решила, что бизнес разделили только с одной целью: не выйти за предельные значения по доходу и остаться на упрощенной системе налогообложения.

В данном деле суд подтвердил необоснованное дробление и поддержал инспекцию в доначислении налогов на сумму более 32 млн руб. Доказательствами, помимо отсутствия реальной деловой цели, в том числе стали:

  • оказание услуг разными фирмами в одном и том же помещении;
  • отсутствие документооборота между компаниями.

Организация также может погореть на фиктивном дроблении с целью сохранения спецрежима, если налоговики обнаружат, что ее работники переведены в подконтрольные организации. Особенно если заявления на увольнение путем перевода работники написали в один день.

Инспекторы в таком случае обязательно проведут допросы сотрудников, чтобы выяснить условия перехода: сохранились ли за ними те же должность и заработная плата, обязанности, адрес места работы, руководство. И если все подтвердится, то дробление признают необоснованным.

Так, в деле, дошедшем до Верховного суда РФ(Определение от 23.01.

2015 № 304-КГ14-7139), налоговики в результате контрольных мероприятий сделали вывод о том, что организация вела финансово-хозяйственную деятельность в условиях формального дробления бизнеса с целью занижения численности работников путем распределения их на несколько организаций.

В результате компанией была получена необоснованная налоговая выгода посредством применения специального налогового режима. В связи с этим инспекция доначислила обществу налоги по общей системе налогообложения, начислила соответствующие суммы пеней и штрафа.

Суды поддержали вывод налоговиков. Они признали отсутствие реальной потребности в создании дополнительных взаимозависимых организаций, осуществляющих один вид деятельности, находящихся на одной территории с налогоплательщиком, не имеющих собственных производственных площадей (помещений, складов), оборудования, транспорта.

Проблемы могут возникнуть и у тех налогоплательщиков, которые желают сохранить право на применение ЕНВД. Пример — постановление АС Дальневосточного округа от 19.01.2017 № Ф03-5944/2016.

В этом деле фигурантами дробления выступили два индивидуальных предпринимателя — муж и жена.

Они применяли ЕНВД в отношении розничной торговли, вели одинаковые виды деятельности в одном магазине, разделенном на части.

Налоговики решили, что магазин разделили только с целью применения «вмененки». Ведь площадь зала для розничной торговли не должна быть более 150 кв. м (подп. 6 п. 2 ст. 346.26 НК РФ).

Но суды первой и апелляционной инстанций отказали инспекции.

Они исходили из того, что недвижимость (магазин) приобретена супругами-предпринимателями в браке, а значит, они оба в равной мере вправе использовать ее для своих целей.

Кассация направила дело на новое рассмотрение в краевой арбитраж и предписала исследовать довод инспекции о формальном разделении торговой площади в магазинах.

Арбитры указали, что, если в одном торговом помещении залы конструктивно или визуально разделены, но самостоятельное ведение деятельности в них не подтверждено, схема дробления будет подтверждена.

Так как «самостоятельность объекта торговли определяется не только наличием признаков обособленности, но и независимостью осуществляемой в данном объекте деятельности».

Еще один пример, касающийся сохранения ЕНВД. Под обвинения в дроблении попала аптечная сеть из 14 отдельных юридических лиц, применяющих «вмененку». До того как фирмы стали самостоятельными, они входили в состав одной организации и имели статус филиалов.

Налоговики решили, что целью дробления бизнеса являлось занижение доходов путем распределения их по искусственно созданным организациям, формально осуществляющим финансово-хозяйственную деятельность, направленную на получение необоснованной налоговой выгоды через применение специального режима налогообложения в виде ЕНВД. Инспекция в результате проверки объединила выручку всех недавно созданных организаций и «на радостях» доначислила «главной» фирме налоги со всей этой суммы. По подсчетам налоговиков, недоплата составила почти 46 млн руб.

Суды встали на сторону компании. Но это скорее исключение из общей тенденции. Компании удалось доказать, что разделение вызвано необходимостью сохранить конкурентоспособный бизнес.

Дело в том, что фармацевтическая деятельность лицензируется. Закон дает право лицензирующему органу в случае выявления нарушений приостановить деятельность компании на срок до 90 суток.

Читайте также:  Определение нормы жилья в договоре соцнайма

Причем перечень таких нарушений довольно обширный.

Фирму не раз подвергали такому наказанию, и она несла убытки. Поэтому собственники приняли решение разделить одну компанию на несколько. Это позволило в случае проверки не приостанавливать деятельность всей организации, а продолжать работать отдельным фирмам, кроме той, которой выдали предписание о приостановлении деятельности.

Удивительно, но суд этот довод принял в качестве экономического обоснования некриминального дробления (постановление АС Дальневосточного округа от 21.01.2015 № Ф03-5980/2014).

Институт множественности директоров — Юридическая консультация

Множественные ЕИО. Где применимо?

Возможность иметь несколько ЕИО заимствована из зарубежной практики. Этот метод управления называют принцип «двух ключей». Однако «ключей» может быть и более двух. Такой механизм бывает необходим в ситуациях:

  • – требуется разграничение полномочий и ответственности в крупном холдинге, группе компаний;
  • – в случае равного участия учредителей в юридическом лице с целью установления контроля в обществе;
  • – сложная филиальная структура, когда требуется разграничение полномочий в управлении;
  • – наличие среди учредителей иностранного элемента;
  • – иные случаи.
  • Несколько ЕИО могут строить взаимодействие на принципе совместного управления (совместного принятия решений), с разграничением сфер регулирования и ответственности, а также на принципе равноправия, но не совместного управления одними вопросами без разграничения компетенции (несут в данном случае субсидиарную ответственность).
  • Алгоритм использования института
  • В отличие от ситуации, когда генеральному директору «в помощь» в управлении назначаются его заместители, назначение нескольких единоличных органов должно быть отражено в учредительных документах.

Во-первых, решение о назначении каждого директора должно быть принято, как правило, общим собранием участников общества и оформлено протоколом. Во-вторых, компетенция каждого из них исчерпывающе прописывается в уставе. В-третьих, информация о каждом директоре вносится в ЕГРЮЛ.

Поскольку рассматриваемый механизм управления по состоянию на сегодняшний день еще не получил широкого распространения, то на практике возникают некоторые вопросы в его применении и реализации.

Дабы избежать конфликта интересов внутри общества и непонимания со стороны госорганов и контролирующих инстанций корпоративной структуры, стоит исчерпывающе описывать компетенцию каждого ЕИО в уставе. Не лишним будет составить для каждого из них положение.

Кроме этого, стоит предусмотреть как можно более емкое наименование занимаемой каждым из них позиции, например, «директор по финансам» («финансовый директор»), «исполнительный директор», «директор по рискам», «региональный директор» и т.д.

Как уволить генерального директора-совладельца ООО?

Для чего это нужно? При заключении сделок организация выступает одной из сторон сделки в лице, как правило, ЕИО, т.е. лица, действующего от имени организации без доверенности. В таком случае ответственность за сделку и ее исполнение ложится именно на такое лицо.

В случае если данное лицо является ЕИО, его компетенция исчерпывающе указана в уставных и внутренних нормативных документах, иные должностные лица будут нести ответственность только в том случае, если их вина будет доказана.

Кроме этого, при четком разграничении компетенции обязанность общения с контролирующими инстанциями априори ложится именно на то лицо, которое имеет соответствующие полномочия.

Разграничение ответственности

В процессе исследования вопроса применения принципа множественности ЕИО стоит обратить внимание на разграничение ответственности. Пожалуй, вопрос разграничения ответственности является краеугольным при осуществлении выбора в пользу применения принципа «двух ключей».

Ответственность, которую может нести ЕИО, можно разделить на уголовную, административную и материальную.

Материальная, в свою очередь, делится на корпоративную, гражданско-правовую, ответственность в рамках трудовых отношений, ответственность при банкротстве, субсидиарную при банкротстве и вне банкротства.

Если рассматривать структуру с одним ЕИО, где часть его функций передана по доверенности заместителям и (или) руководителям филиалов, то в данной ситуации вся полнота ответственности, конечно же, ложится на генерального директора.

Заместители генерального директора, главный бухгалтер, руководитель филиала, представительства, структурного подразделения могут нести уголовную ответственность только при наличии непосредственно их вины и преступного умысла, а материальную ответственность только в объеме вверенных полномочий.

Как правило, ответственность таких лиц ограничивается внутренней корпоративной ответственностью, не выходящей за пределы дисциплинарных наказаний. В том случае, если в организации предусмотрено введение института нескольких директоров, а полномочия между ними распределены, ответственность они будут нести самостоятельно в отрыве друг от друга.

Возможность нести коллективную ответственность, например, по уголовному законодательству, будет обусловлена наличием признаков преступной группы лиц, группы лиц по предварительному сговору, где в процессе расследования будет определена роль каждого участника группы.

Административную ответственность всегда несет единоличный исполнительный орган, являющийся должностным лицом. Сложнее обстоит дело с субсидиарной ответственностью при банкротстве и вне его. При определении объема субсидиарной ответственности будет необходимо установить степень влияния ЕИО или лица, привлекаемого к ответственности, на принимаемые решения.

Область применения института множественности ЕИО

Наиболее интересна возможность применения института множественности директоров при формировании сложной филиальной структуры в рамках большого холдинга. Возможность назначения регионального директора на должность руководителя филиала значительно разгружает генерального директора от выполнения ряда функций и несения ответственности.

Поскольку ЕИО имеет право действовать без доверенности от лица организации, заключать в интересах организации сделки и исполнять в том числе представительские функции, то совершение нотариальной доверенности для него абсолютно не нужно.

Полномочия по управлению тем или иным филиалом (обособленным подразделением) можно предусмотреть в уставе, положении, должностной инструкции.

Досрочное прекращение полномочий директора

Поскольку ст. 55 ГК РФ предусматривает наделение руководителя филиала и представительства полномочиями посредством доверенности, то можно ограничиться внутренней общей доверенностью на бланке организации.

Положительным аспектом в данной структуре является также и то, что единоличный исполнительный орган подконтролен напрямую общему собранию участников общества, а не иному единоличному исполнительному органу.

Корпоративный элемент

Как видно из вышеизложенного, принцип «двух ключей» и институт множественности директоров могут стать интересным корпоративным элементом, который при грамотном его применении поможет упорядочить процесс управления в организации, разграничить полномочия, разгрузить генерального директора в части его ответственности, систематизировать компетенцию управляющих органов.

Однако в связи с тем, что данный инструмент является для российского права новым элементом, не получившим пока широкого и повсеместного применения, на практике могут возникнуть бюрократические сложности в общении с органами государственной власти и банками.

При применении описанных механизмов необходимо учесть необходимость детальной проработки всех внутренних и учредительных документов в обществе.

Бизнес на двоих: как избежать корпоративного конфликта двух равноправных участников

При создании общества с ограниченной ответственностью участники нередко делят бизнес на равные доли – ​50 на 50. Казалось бы, справедливое решение. Но на практике такая схема часто приводит к корпоративному конфликту или к фактическому контролю над бизнесом того партнера, чей директор назначен к управлению обществом.

И коль конфликт возник, то смена генерального директора становится невозможной, ведь необходимо согласие обоих участников. Расскажем, как избежать дедлока (deadlock) еще на стадии создания бизнеса двумя участниками с равными долями.

Дадим примеры формулировок в устав и корпоративный договор общества, чтобы в последующем избежать развала бизнеса.

Применение принципа «двух ключей»

Предупредить корпоративные конфликты в ООО можно при помощи принципа «двух ключей».

Согласно ему уставом компании может быть определено предоставление полномочий единоличного исполнительного органа нескольким лицам, действующим совместно либо независимо друг от друга (абз. 3 п. 1 ст. 53 и п. 3 ст. 65.3 ГК РФ).

Иными словами, закон допускает назначение двух и более генеральных директоров в одной компании, сведения о которых подлежат включению в единый государственный реестр юридических лиц.

Такой принцип должен быть конкретизирован уставом компании 1 . Покажем, как может выглядеть часть устава общества, допускающая существование нескольких директоров, действующих независимо друг от друга с разграничением компетенции (Пример 1).

Пример 1. Формулировка в уставе общества о двух директорах Функции единоличных исполнительных органов Общества исполняют два генеральных директора, действующие независимо друг от друга с разграничением компетенции.

  • Закон об ООО не содержит ограничений по поводу наименования единоличного исполнительного органа (генеральный директор, президент и любые другие ), в отличие от законодательства об акционерных обществах, которое приводит закрытый перечень – ​директор, генеральный директор .
  • Институт множественности генеральных директоров может применяться в России уже более семи лет с момента внесения изменений в ГК РФ 4 .
  • Сегодня компании чаще стали обращаться к принципу «двух ключей», так как он позволяет создать комфортный корпоративный механизм, который дает бенефициарам договориться так, чтобы в будущем избежать корпоративных конфликтов.
  • При этом возможны следующие модели управления в компании с несколькими директорами:
  • Равноправное управление. У каждого директора имеется одинаковый объем полномочий. Для совершения сделки достаточно согласия любого генерального директора.
  • Раздельное управление отдельными сферами деятельности. Каждый директор имеет свой индивидуальный объем полномочий дополнительно к законодательно определенному минимуму. Для совершения сделки (решения) требуется согласие директора, соответствующее его зоне ответственности.
  • Совместное управление обществом. Для принятия любого решения требуется согласие всех директоров компании, сделка считается заключенной после подписания документов всеми руководителями. Поговорим более подробно об этих моделях управления и выделим их плюсы и минусы.

Равноправное управление

Руководители общества имеют полный объем полномочий, действуют независимо друг от друга. Для совершения сделки достаточно согласия любого директора. Такая модель способствует активной хозяйственной деятельности общества, однако существует риск совершения директорами конфликтующих или взаимоисключающих сделок (Пример 2 и 3).

Продолжение читайте в журнале «Юридический справочник руководителя»

Множественность директоров

Ситуация, когда на одном предприятии несколько руководителей занимает равноправные посты, нередко становится причиной конфликтов. В таком случае наличие нескольких директоров, каждый из которых будет отстаивать интересы одного из совладельцев, позволит с высокой эффективностью разграничить ответственность и направления работы, предупредить большинство спорных ситуаций.

Механизм управления предприятием при множественности директоров

Одной из наиболее эффективно работающих корпоративных моделей, используемых в ситуации, когда у предприятия имеется несколько равноправных собственников, является предоставление исполнительной власти нескольким руководителям. При этом они независимы друг от друга, обладают одинаковым статусом и полномочиям.

Стоит признать, что в России она не слишком распространена, хотя законодательно такая возможность закреплена ещё с 2014 года.

Чаще модель используется многопрофильными организациями для того, чтобы разграничить зоны ответственности каждого из директоров. Но стоит отметить, что в соответствии со ст. 53, п.3 ст. 65.

3 Гражданского Кодекса, использование подобной технологии управления является спорным решением.

В практике работы зарубежных компаний часто используется схема, при которой директор независим в своих действиях по сделкам до определённой суммы. Если она превышена, решение должно приниматься всеми руководителями предприятия. Также возможна схема работы, при которой уровень полномочий отличается. В этом случае, например, на предприятии может быть генеральный и исполнительный директор.

Читайте также:  Приватизация земли под частным домом порядок, документы - как приватизировать землю под частным

Особенности проведения процедуры регистрации

Если исполнительный орган предприятия планируется представить несколькими лицами, такая возможность должна быть прописана в уставе компании. Такой подход позволяет о назначении конкретных лиц и их количестве принять решение в протоколе, что существенно упростит процедуру. Кроме того, в зависимости от текущей ситуации количество фактически действующих директоров может меняться.

В противном случае (когда в уставе зафиксировано количество директоров, которые должны руководить предприятием), увольнение одного из таких управленцев или внесение изменений в корпоративную модель компании фактически парализует её работу. Именно поэтому рекомендуется закреплять факт возможности передачи исполнительных функций нескольким лицам. Вне зависимости от ситуации работа предприятия будет вестись в штатном режиме без необходимости внесения изменений в устав.

При внесении в ходе создания компании данных о привлечении нескольких руководителей к управлению предприятием на каждого из них потребуется заполнить листы Е формы Р11001.

Если организация уже действующая, вначале вносятся изменения в устав и производится их регистрация по форме Р13001. После этого назначаются руководители (часть из них может быть ранее уже действующими директорами).

Потребуется заполнение Р14001 листов К на каждого нового управленца, чтобы соответствующие сведения были внесены в ЕРГЮЛ.

Преимущества и недостатки множественности директоров на предприятии

Среди существенных преимуществ решения о привлечении к управлению предприятием нескольких руководителей стоит выделить следующие факторы.

  • Бесперебойная работа организации вне зависимости от таких факторов, как болезнь, отпуск, длительная командировка одного из директоров. Не нужно оформлять доверенности с личной подписью, передавать полномочия заместителям, что не всегда возможно.
  • При наличии нескольких равноправных собственников соблюдаются интересы каждого из них, большинство спорных моментов по этому вопросу изначально устраняется.
  • Есть возможность легко разграничить сферы ответственности для каждого из директоров по направлениям бизнеса или роду деятельности.

В то же время к недостаткам подобной схемы относят существование определённых сложностей в практической реализации такой схемы управления компанией, отсутствие достаточной практики принятия подобных решений. Но одной из ключевых проблем остаётся невозможность фактического отображения в ЕРГЮЛ характера взаимодействия исполнительного руководства между собой.

По постановлению ВС №25 от 23.06.2015 принято решение, что руководители должны действовать самостоятельно и принимать решения отдельно.

Но в ситуации, когда полномочия закреплены как совместные, все преимущества такого способа управления в соответствии с позицией ВС теряются.

Этот факт может использоваться недобросовестными партнёрами в их целях (к примеру, при заключении заведомо невыгодных для компании сделок).

Эксперты считают, что назначение двух и более директоров действительно способствует разрешению многих конфликтов. Но прежде чем принимать такое решение, стоит основательно обдумать все «за» и «против».

Бизнес на двоих: как избежать корпоративного конфликта двух равноправных участников

При создании общества с ограниченной ответственностью участники нередко делят бизнес на равные доли – ​50 на 50. Казалось бы, справедливое решение. Но на практике такая схема часто приводит к корпоративному конфликту или к фактическому контролю над бизнесом того партнера, чей директор назначен к управлению обществом.

И коль конфликт возник, то смена генерального директора становится невозможной, ведь необходимо согласие обоих участников. Расскажем, как избежать дедлока (deadlock) еще на стадии создания бизнеса двумя участниками с равными долями.

Дадим примеры формулировок в устав и корпоративный договор общества, чтобы в последующем избежать развала бизнеса.

Применение принципа «двух ключей»

Пример 1. Формулировка в уставе общества о двух директорах

Функции единоличных исполнительных органов Общества исполняют два генеральных директора, действующие независимо друг от друга с разграничением компетенции.

Сегодня компании чаще стали обращаться к принципу «двух ключей», так как он позволяет создать комфортный корпоративный механизм, который дает бенефициарам договориться так, чтобы в будущем избежать корпоративных конфликтов. При этом возможны следующие модели управления в компании с несколькими директорами:

  1. Равноправное управление. У каждого директора имеется одинаковый объем полномочий. Для совершения сделки достаточно согласия любого генерального директора.
  2. Раздельное управление отдельными сферами деятельности. Каждый директор имеет свой индивидуальный объем полномочий дополнительно к законодательно определенному минимуму. Для совершения сделки (решения) требуется согласие директора, соответствующее его зоне ответственности.
  3. Совместное управление обществом. Для принятия любого решения требуется согласие всех директоров компании, сделка считается заключенной после подписания документов всеми руководителями.

Поговорим более подробно об этих моделях управления и выделим их плюсы и минусы.

Равноправное управление

Руководители общества имеют полный объем полномочий, действуют независимо друг от друга. Для совершения сделки достаточно согласия любого директора. Такая модель способствует активной хозяйственной деятельности общества, однако существует риск совершения директорами конфликтующих или взаимоисключающих сделок (Пример 2 и 3).

Один генеральный директор заключает договор на открытие кредитной линии для получения источника оборотных средств на 50 млн рублей. В то же время другой генеральный директор совершает сделку на закупку на 100 млн рублей, т. е. далеко за пределами лимита имеющихся финансовых возможностей компании.

Первый генеральный директор заключает договор с ограничением работы на определенной территории, а второй – ​заключает договор с третьей стороной, условия которого нарушают указанные ограничения по первому договору.

Во второй ситуации при несогласованных действиях директоров компания может нести экономические потери в виде штрафа за нарушение условий договора.

При заключении конкурирующих сделок формальные основания для их оспаривания у компании отсутствуют, поскольку каждый директор действовал в пределах имеющихся полномочий.

В то же время если при заключении сделок, повлекших убытки, один из генеральных директоров знал или должен был знать о противоречиях между сделками, то убытки могут быть взысканы с недобросовестного директора согласно п. 1 ст. 53 ГК РФ.

Для успешной реализации этой модели управления…

Статья об изменениях законодательства

Прошло более двух лет с тех пор, как вступили в действия «революционные» изменения гражданского кодекса, внесенные Федеральным законом № 99-ФЗ от 05.05.2014. Можно подвести некоторые итоги и посмотреть, насколько прижились новые нормы и применяются ли они бизнесом. 

Одной из задач изменений гражданского законодательства являлось предоставление большей свободы действий предпринимателям.

Корпоративный договор, множественность директоров, возможность вносить в устав непубличных хозяйственных обществ положения, меняющие заложенные по умолчанию инструменты — все позволяет уйти от типовых схем и  настроить порядок управления обществ «под себя». Но этой возможностью воспользовались немногие предприниматели.

Я вижу тому несколько причин.

Во-первых, реформа гражданского законодательства проводится не комплексно и непоследовательно. Закон №99-ФЗ изменил Гражданский кодекс с 01 сентября 2014 года, но соответствующие изменения в специальные законы (об обществах с ограниченной ответственностью и об акционерных обществах) до сих пор не приняты. 

Во-вторых, новые изыски требуют большей юридической грамотности предпринимателей и юристов, которые должны доводить до своих заказчиков информацию о новых возможностях и грамотно ими пользоваться на практике.

  У нас же большой бизнес предпочитает решать серьезные вопросы по английскому праву, не доверяя российскому законодательству и беспристрастности судов, а более мелкие компании в основном привыкли использовать «типовые» схемы, основанные на нормах «по умолчанию», содержащиеся в гражданском кодексе и специальном законах.

Таким образом, возникла ситуация, когда предприниматели не знают о новых инструментах, а юристы не привыкли заниматься творчеством без наличия спроса на услугу.

Между тем, нововведения представляют интересные возможности для предпринимателей. Остановимся на некоторых из них.

Множественность директоров

Нормы, позволяющие назначать в юридическом лице нескольких руководителей действуют с 1 сентября 2014 года (п.1 ст. 53 и п.3 ст. 65.3 ГК РФ).

Для того, чтобы назначить нескольких директоров в организации, ее учредителям необходимо:

  1. Принять новую редакцию учредительного документа, в которой будет опредлено количество директоров, полномочия каждого из них, порядок реализации таких полномочий. В уставе следует указать, действуют ли руководители совместно или независимо друг от друга, а также полномочия каждого из директоров.
  2. Зарегистрировать изменения, внесенные в устав.
  3. Внести в Единый государственный реестр юридических лиц (ЕГРЮЛ) сведения о лицах, имеющих право действовать от имени организации без доверенности в течение трех дней с момента их назначения.

При назначении нескольких директоров организация должна представить в регистрирующий орган два заявления: форма № Р13001 и форма № Р14001. Первым заявлением компания регистрирует изменения в уставе, которыми вводится дополнительный руководитель, а вторым заявлением назначает конкретных лиц в качестве директоров.

Сейчас есть возможность отразить в уставе наличие нескольких директоров. Можно и внести запись в ЕГРЮЛ, о нескольких лицах, имеющих право действовать от имени юридического лица. Но возможность внести запись о характере полномочий в ЕГРЮЛ не предусмотрена.

По видимому предполагалось, что в Закон о госрегистрации будут внесены поправки, которые позволят в ЕГРЮЛ указывать на характер полномочий нескольких директоров: совместный или независимый. В то же время до сих пор Закон о госрегистрации не изменили.

В Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.

2015 № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» говорится, что в отсутствие в ЕГРЮЛ сведений о совместном осуществлении или ином распределении полномочий руководителей предполагается, что они действуют раздельно и осуществляют полномочия самостоятельно по всем вопросам компетенции соответствующего органа (п. 24). По общему правилу закон не устанавливает обязанности третьих лиц по проверке учредительного документа юридического лица с целью выявления ограничений или разграничения полномочий руководителей, действующих независимо друг от друга либо совместно. Третьи лица, полагающиеся на данные ЕГРЮЛ о лицах, уполномоченных выступать от имени юридического лица, по общему правилу вправе исходить из неограниченности этих полномочий.

Таким образом, если мы хотим сейчас назначить двух директоров, действующих раздельно с неограниченными полномочиями – такая возможность есть. Но с точки зрения управления, это не очень хорошее решение. Как говорится: «одна голова – хорошо, а две – уже некрасиво». На корабле не может быть двух капитанов. 

Читайте также:  Требования к договору переуступки прав аренды земельного участка между физлицами. Нюансы оформления

Если же мы хотим разделить между директорами зоны ответственности, или указать ,что они действуют совместно, мы не сможем сейчас это отразить в ЕГРЮЛ, что существенно снижает привлекательность конструкции, т.к. третьи лица не обязаны изучать наш устав.

Таким образом, до внесения соответствующих изменений в закон «О государственной регистрации юридических лиц..», норма о множественности директоров не будет работать в полную силу. Практически отсутствие судебной практики по этому вопросу подтверждает, что нововведение широко не используется.

Корпоративный договор

Изменения в Гражданском кодексе, вступившие в силу с 01 сентября 2014 года, ввели в действия ст. 67.2. «Корпоративный договор».

Участники хозяйственного общества или некоторые из них вправе заключить между собой корпоративный договор об осуществлении своих корпоративных прав (договор об осуществлении прав участников общества с ограниченной ответственностью, акционерное соглашение).

Корпоративный договор может быть интересным инструментом для регулирования взаимоотношений участников хозяйственного общества.

Кроме того, закон позволяет кредиторам общества или третьим лицам заключить с участниками общества договор, к которому будут применяться положения о корпоративном договоре. Это позволит третьим лицам участвовать в управлении обществом.

Существует мнение, что заключение корпоративного договора будет ущемлять права миноритариев или приведет к ситуации, когда обществом будут управлять третьи лица, не являющиеся его акционерами.

Я не согласен с этим утверждением.  Корпоративный договор – всего лишь инструмент, который можно использовать как во благо, так и во вред. Также как и нож можно использовать для нарезки хлеба, а можно и как оружие.

Обновлённый единоличный исполнительный орган юридических лиц

Сокол, Е. П. Обновлённый единоличный исполнительный орган юридических лиц / Е. П. Сокол. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2018. — № 21 (207). — С. 393-395. — URL: https://moluch.ru/archive/207/50726/ (дата обращения: 24.10.2022).



Еще осенью 2014 года вступили в силу изменения в Гражданский кодекс Российской Федерации (далее — ГК РФ), в числе которых и введение статьи 65.3 [2].

Теперь, согласно данной норме полномочия, выступать от имени юридического лица могут быть предоставлены нескольким лицам, действующим совместно или независимо друг от друга [1, ст. 65.3].

Ранее кодекс предполагал, что в качестве единоличного исполнительного органа может выступать либо единоличное физическое лицо или иное юридическое лицо.

Данное изменение не является законодательным новшеством в мировом формате. Для европейских держав это правило давно не ново и активно применяется в практике крупными корпорациями. Во Франции множественность директоров называют «принципом двух ключей» в Германии «принципом четырёх глаз» [7, C. 33].

Положение же дел в России можно объяснить тем, что длительное время теоретическая юриспруденция относилась к фигуре директора как к органу юридического лица, являющегося его составной частью.

Директор воспринимался как часть коллектива, в котором он является главным и при такой логике двух директоров быть не должно. Постепенно взгляд на директора в практике изменялся, и он стал рассматриваться уже не как орган, а как представитель юридического лица. По мнению Р. С.

Бевзенко только такой подход и является правильным, так как по своей сути юридическое лицо является лишь способом ограничить свою имущественную ответственность [5].

Но само по себе обособленное имущество не может ни сформировать свою волю, ни изъявлять ее, а, значит, ему нужен представитель, который будет осуществлять функции управления этим имуществом. При таком подходе количество директоров может быть любым.

Однако для многих такой подход по-прежнему является нелогичным. С. В. Сарбаш отмечает даже терминологическую сложность — «единоличный исполнительный орган и несколько лиц — это как?» [9].

Цель данного нововведения — обеспечить корпорации механизмом, который бы позволил участникам договариваться, избегая корпоративных конфликтов, а также упрощение и ускорение гражданского оборота.

Действительно, данное положение может помочь избежать конфликтов и максимально учесть интересы всех участников корпорации, а также снижает загруженность директоров корпорации, путём распределения полномочий и способствует увеличению количества заключаемых сделок.

Практических примеров необходимости нескольких директоров может быть множество. К примеру, когда акционеры недостаточно доверяют друг другу и хотят плотно контролировать деятельность компании, каждый из них может назначить своего директора, который будет действовать совместно с другим.

При создании предприятия, для привлечения капиталов, учредитель может договориться с инвесторами о наличии директора с их стороны.

Также наличие нескольких директоров удобно для предотвращения временной утраты компанией своей дееспособности (в случаях, когда один из них отсутствует) — работа компании не будет приостановлена, а запланированные сделки сорваны, так как есть второй директор.

Существует три варианта взаимодействия директоров между собой:

  1. Совместная деятельность. Директора компании могут принимать решения только совместно. (Также возможен вариант, когда из трех директоров достаточно подписей двух)
  2. Самостоятельность в рамках предоставленных полномочий. У каждого директора имеется своя группа полномочий, в рамках которой он может самостоятельно принимать решение.
  3. Гибрид двух названных форм. Когда в компании часть решений, обычно наиболее важных для компании, принимается директорами совместно, а другие решения директора принимают самостоятельно [6].

Конкретные полномочия директоров можно прописать в уставе компании. При этом важно, чтобы всё было прописано конкретно, чтобы в дальнейшем не возникало вопросов о том, какой из директоров ответственен за конкретное решение. Неясности в полномочиях директоров также могу вызвать вопросы и недоверие у контрагентов компании.

На сегодняшний день в едином государственном реестре юридических лиц (далее — ЕГРЮЛ) предусмотрена возможность указывать количество директоров и их данные. Однако объём компетенции в реестре указан не будет.

Согласно Постановлению Пленума Верховного суда от 23 июня 2015 г. в ЕГРЮЛ должны указываться сведения о множественности директоров и третьи лица могут полагаться на достоверность этих сведений.

А, так как полномочия в реестре не указаны третьи лица могут полагать их неограниченными для каждого из директоров [4, п.22].

Если ЕГРЮЛ и устав предусматривают наличие нескольких директоров, однако, не сказано, как именно они должны действовать, то согласно п.5 ст.185 ГК РФ каждый из директоров обладает полномочиями.

И поскольку третьи лица не обязаны знакомиться с уставом, они могут полагаться на наличие у директора соответствующих полномочий, если только информация о том, что директоры действуют совместно, не была отражена в ЕГРЮЛ.

При этом у юридического лица отсутствует обязанность разграничивать полномочия между директорами, действующими отдельно, однако в уставе разграничение компетенции вполне может быть предусмотрено, но для третьих лиц оно не будет иметь значения.

Сделка заключенная третьим лицом с неправомочным директором будет действительна и может быть оспорено только в случае, если лицо знало или должно было знать о разграничении полномочий.

Разграничение полномочий будет иметь значение только во внутренних отношениях в компании — при решении вопроса о привлечении конкретного директора к ответственности.

В ЕГРЮЛ возможность отражать компетенцию директоров вовсе не предусмотрена, что возможно связано с тем, что в противном случае риск неправильного толкования тех или иных полномочий лежал бы на третьих лицах [пп.л п.1 ст.5].

Исходя из формулировки ст.65.

3 ГК РФ: «Уставом корпорации может быть предусмотрено предоставление полномочий единоличного исполнительного органа нескольким лицам, действующим совместно…» можно сделать вывод о том, что в данном случае речь идёт о коллегиальном органе.

Так как каждый из участников наделён не всей полнотой полномочий единоличного исполнительного органа, а входит в один единоличный исполнительный орган с другими лицами и обладает только частью полномочий органа.

Кузнецов А. А. предлагает использовать к такому органу нормы ст.185 ГК РФ, где описывает коллективное представительство [8, c.21]. Если не предусмотрено иное, то для заключения сделки представителей, имеющих коллективное правомочие необходимо участие каждого из сопредставителей. При отсутствии всех необходимых волеизъявлений сделка не будет считаться совершенной.

Сделка, подписанная директором, не имеющим соответствующих полномочий, или только одним директором из нескольких будет являться сделкой с выходом за пределы полномочий (ст.

183 ГК РФ) Контрагент в таком случае может отказаться от совершения сделки, запросить согласие у директоров на одобрение сделки, а в случае отказа потребовать возмещения убытков (п.3 ст.183 ГК РФ).

Если же другие директора впоследствии подтвердили сделку, то произойдёт исцеление дефектов сделки (п.2 ст.183 ГК РФ).

У некоторых исследователей возникают вопросы на счёт заключения смешанных либо непоименованных договоров, так как вряд ли уставом будет предусмотрено его заключение конкретным директором и тут возникают споры на счет того какой из директоров может заключать такой договор и не повлечет ли его заключение последующего оспаривания [7, 34].

Полагаем, что в данном случае договор с третьим лицом не должен быть оспорен, так как лицо не могло, что директор неправомочен на заключение договора, так как такие договоры прежде не заключались.

Вопрос в том, как заключение такого договора повлияет на внутрикорпоративные отношения.

Следует думать, что в случае, если такой договор повлёк убытки для общества, эти убытки могут быть взысканы с директора, заключившего договор, если он действовал недобросовестно, либо неразумно.

Похожие вопросы возникают и с публичным правом. Например, в случае нарушения со стороны рядового работника компании по КоАП штраф может быть наложен и на юридическое лицо, и на директора. Вопрос — на которого из директоров будет возложен штраф? [9].

По-видимому, в случае если компетенция директоров не разделена и надо полагать, что каждый из них может быть ответственен за действия работника ответственность должна быть солидарной.

Таким образом, мы видим, что эволюция директора от части юридического лица до его представителя была воспринята законодателем успешно. Такой подход существенно упрощает деятельность предпринимателей, позволяет им организовать более гибкую структуру управления, разъясняет вопросы ответственности и позволяет в затруднительных ситуациях использовать общие нормы о представительстве.

Литература:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Adblock
detector