Частые вопросы

Отмена обвинительного приговора

уголовный адвокат Алексей Зайцев. Я оказываю адвокатскую помощь по уголовным делам с 2001 года и за это время насмотрелся всякого. Я защищу вас от неприятных сюрпризов и с вероятностью 99% добьюсь самого мягкого наказания или прекращения дела без судимости.

28.04.2022

Отмена обвинительного приговора

Приговор по уголовному делу вынесен. Вы от этого не в восторге. Нанятый адвокат разводит руками, хотя он работал в поте лица. По крайней мере, по его словам. Как же так? К сожалению, такое случается.

Особенно у начинающих и неопытных, либо назначенных вам государством адвокатов, которые редко заинтересованы прилагать усилия, потому что получают зарплату независимо от исхода дела. Я не утверждаю, что абсолютно все бесплатные адвокаты бессовестные лодыри.

Но, увы, практика в делах о наркотиках, по другим статьям и мой личный 20-летний опыт показывают, что невероятно часто это так. Что следует дальше? Обжалование уголовного приговора, если это возможно.

После провозглашения приговора судом отводится срок для подачи апелляции. Обжалование приговора, вступившего в силу, проводится в кассационном порядке.

Так или иначе, вам или вашему родственнику назначено серьезное наказание в виде лишения свободы, поэтому меры нужно принимать незамедлительно. Прежде всего — привлечь грамотного и опытного уголовного адвоката.

Как его найти, я уже рассказывал. В этой статье речь пойдет об апелляционном обжаловании приговора, а именно:

  • Почему важно нанять практикующего адвоката по делам, подобным вашему («наркотические» статьи 228 и 228.1 УК РФ или другие)
  • Как обжалование приговора адвокатом влияет на исход дела и почему не каждый юрист подходит для подачи апелляции
  • В каких случаях обжалование приговора по уголовному делу будет успешным, а в каких — бессмысленным и невозможным

Еще раз уточню, кассационное обжалование приговора — это пересмотр актов, уже вступивших в законную силу, либо возможность оспорить апелляционное решение. При кассации новые обстоятельства дела не устанавливаются, в отличие от апелляционного суда. В остальном порядок обжалования судебного приговора мало чем отличается.

Ситуация №1. Работал бесплатный адвокат

Суровая правда такова: в большинстве случаев назначенные государством защитники не делают ничего и их подзащитные в итоге отправляются отбывать срок в места лишения свободы. Право апелляционного обжалования приговора — единственный шанс избежать самого худшего. При поддержке адвоката, заинтересованного в выигрыше клиента, это реально.

Если по делу были допущены тотальные нарушения, из-за которых нельзя признать приговор законным, его можно отменить даже после того, как человек признал свою вину. Особенно — в том, чего не совершал.

Опытный и грамотный адвокат легко увидит противоречия. Нередко такие признания выглядят нелогичными и идут вразрез с другими обстоятельствами дела. Бесплатный адвокат просто не обращал на это внимание.

А как же судья, спросите вы? Ответ прост — все мы люди. Думать, что судьи никогда не ошибаются, — большое заблуждение. Они могут смотреть на ситуацию под другим углом, не понимать ее до конца или банально иметь низкую квалификацию, но чаще всего проблема заключается в самом устройстве суда.

Я наблюдал это на практике неоднократно. Судьи часто поверхностно читают дела и отталкиваются от поднятых защитой и обвинением проблем.

Соответственно, если адвокат не выносит на обсуждение вопрос, судья этого не сделает и подавно.

Обжаловать приговор, составленный при таких условиях, обычно легко путем рассмотрения новых обнаруженных обстоятельств, подачи необходимых запросов в нужные инстанции и других мероприятий.

Ситуация №2. Работал платный адвокат

Но результат тот же — вынесен обвинительный приговор. Два варианта: либо суд занял невыгодную для защиты позицию (в том числе и по указанным выше причинам) и его не удалось убедить, либо адвокат выбрал неправильную тактику. Вот почему важно искать специалиста, который обладает опытом работы с конкретными статьями.

«Наркотические» дела (ст.228 и 228.1 УК) находятся в топе по обжалованию уголовных приговоров. С ними надо уметь работать. Это не кража или нанесение телесного вреда.

Нужно разбираться в химии на определенном уровне, четко понимать, как проводятся экспертизы и оперативно-розыскные мероприятия, уметь ловить на лжи свидетелей и знать массу нюансов для тщательной проверки и анализа собранных по делу доказательств.

Если адвокат не справился с задачей из-за недостаточного опыта, знаний или низкой компетентности, такой приговор можно отменить. Важно вычислить серьезные нарушения, рассмотреть вопросы, которые могут повлиять на ход дела, но почему-то не были подняты.

Бывают ли ситуации, когда обжалование приговора суда по уголовному делу невозможно и не имеет смысла? Да, если изначально сработал профессиональный и специализированный адвокат, и он проработал все варианты. В конце я вернусь к этой теме и расскажу подробнее.

Особенности обжалования приговора

Если адвокат умеет защищать в суде, это не говорит о том, что он так же прекрасно пишет апелляции. Многие начинающие адвокаты допускают ошибки при составлении жалобы: приводят доводы, которые уже были озвучены в суде первой инстанции.

Свидетели со стороны обвинения наркоманы, они сотрудничают с ментами. Менты все подстроили, подставили, суд неправильно все понял, не разобрался, а наши свидетели столько аргументов предоставили, а вы их не оценили… Образно, но примерно так это и выглядит.

И совершенно не работает.

Во-первых, апелляционный суд исходит из того, что суду первой инстанции дано высокое право оценивать представленные доказательства. Эту оценку, в случае подачи жалобы, апелляционный суд принимает безусловно и переоценку доказательств никогда не делает.

Кроме этого, в наших судах традиционно суд доверяет свидетелям обвинения и не доверяет свидетелям защиты, даже в соотношении 6:1. Самонадеянно думать, что они смогут противостоять свидетелям обвинения. Во-вторых, не все нарушения служат основанием для отмены приговора, а только существенные.

Какие из них какие, практикующий адвокат всегда знает и видит.

Поэтому если искать нарушения, то процессуальные, допущенные при возбуждении уголовного дела, принятии его к производству, в сроках следствия и правилах подследственности, проведении и назначении судебно-химической экспертизы или нарушения, допущенные самим судом: не все версии проверили, не приняли во внимание, сослались на документы, не исследованные в суде.

Чем оперирую я как практикующий адвокат

Для меня слабое место при обжаловании уголовного приговора — это обвинение. Надо иметь колоссальный опыт, чтобы к нему апеллировать.

Он не приходит просто потому, что ты долго и упорно изучаешь разные дела. У меня был старший наставник, который научил разбираться в теме и обучил многим «фишкам».

Все преимущество кроется в том, что неправильно построенное обвинение — это основа для отмены приговора.

Как это происходит. Дело расследуют, отправляют на проверку прокурору, он делает обвинительное заключение и передает его в суд. Если адвокат видит, что обвинение сформировано неправильно, обжаловать его не составляет труда.

У следователей сложилась такая практика. Текст вашего обвинения они пишут по тексту старого обвинения совсем другого уголовного дела. Просто меняют даты, фамилии, адреса, название и объемы вещества. Обвинения по наркотикам на 90 % меду собой похожи, но в этом и суть. Следователь передает дело начальнику следственного управления, тот — прокурору, затем документы попадают к судье.

Все они знакомятся с текстом поверхностно, у них просто нет времени вчитываться в каждое слово. Только адвокат заинтересован найти ошибки. Поэтому нередко при прочтении обвинения можно обнаружить фрагмент текста, который по смыслу не совпадает с текстом настоящего обвинения или имеет явные противоречия, потому что следователь упустил и не удалил старый текст, по которому писал.

Например, условно есть текст обвинения: человек, имея умысел на незаконный сбыт психотропного вещества, незаконно его приобрел, хранил и в указанное время за денежное вознаграждение передал Петрову, в результате совершил преступление — незаконный сбыт наркотического вещества.

Возникает резонный вопрос: так психотропного или наркотического? Вменяют сбыт одного вещества, а по делу проходит другое. Текст мгновенно становится противоречивым и обвинять человека на его основании уже нельзя. Приговор, вынесенный по такому обвинению 100 % отменят! Это один из элементарных примеров, но таких нюансов существует множество.

Не все они так просты и не все адвокаты способны их заметить.

Важный момент: обвинение обязательно должно быть понятно обвиняемому. Российские следователи любят писать так, чтобы подсудимый иной раз и разобраться не смог, в чем виноват.

Порой это похоже на сочинение троечника, который выражает свои мысли лишь понятным ему образом. Другой человек читает и не понимает, что автор хотел сказать. Мысль теряется, путается, прерывается. Такие обвинения незаконны.

Следовательно, и приговоры, построенные на них, тоже.

А как же судья, снова спросите вы? И ответ снова прост. Даже получив дело с неправильно составленным обвинением, судья в своем приговоре не может его просто исправить. По закону он не имеет на это права.

Если адвокат не поднимает этот вопрос, судья рассматривает дело как есть, по кривому обвинению, и спокойно выносит приговор. При этом текст приговора должен почти полностью совпадать с обвинением. Но если обвинение кривое, значит, и приговор кривой и незаконный.

Не каждый адвокат способен увидеть все эти нюансы. Их много. Он должен иметь за спиной десятки лет практики и сотни выигранных дел.

Как стоит относиться к подаче апелляции

Некоторые клиенты всерьез думают, что обжалование приговора адвокатом работает так: написали жалобу, направили в апелляционный суд, тот почитал, ахнул от жуткой некомпетентности коллеги и отпустил подсудимого домой. Когда я консультирую и рассказываю, на что рассчитывать и к чему готовиться, они удивляются, что нельзя решить вопрос сразу. При подаче апелляции мгновенного результата не будет никогда.

Если суд принимает доводы адвоката о нарушениях, то новый приговор сразу же никто не выносит. Исключений практически нет. Дело возвращают на новое рассмотрение обратно в суд либо к прокурору, а тот — к следователю. В общем, дело рассматривают заново. Почему чаще так? Это логично.

Разобраться во всех хитросплетениях дела (которое расследовалось несколько месяцев) за 10 мнут в условиях рассмотрения дела в апелляции практически невозможно. Поэтому апелляционной коллегии судей проще отправить дело назад.

Во-вторых, работает такой подход — если нижестоящий суд ошибся, то пусть он и расхлебывает эту кашу. И это нам на руку, это хорошо! Дело «потеряло первую свежесть». Наказание при повторном рассмотрении в любом случае будет смягченным.

Почему я говорю «наказание»? В российской судебной практике добиться оправдательного приговора, в том числе по ст. 228 УК РФ, сродни невыполнимой миссии. Зато реально рассчитывать на штраф и условный срок либо даже без него.

Читайте также:  Возврат уплаченного налога на материальную выгоду

Возвращаюсь к теме бессмысленности обжалования уголовного приговора. По своему опыту скажу, что в деле почти всегда можно найти, к чему придраться. Но бывают исключения. И с таким я сталкивался не так давно. Попросили изучить дело после серьезной работы моей коллеги. Два месяца я читал 40 томов! Клиент предлагал буквально любые деньги.

Огромное количество обстоятельств, деталей, нюансов, к некоторым приходилось возвращаться и перечитывать, чтобы убедиться, что все складывается, как пазл. Я изучил дело досконально, от и до, но не нашел, за что зацепиться. Задействованная до меня адвокатесса справилась идеально, обжаловать там было нечего. Человек вместо 20 лет получил 4. И в этом деле это очень хороший результат.

Выбить срок меньше не получилось бы никак.

Обращаясь к адвокату с апелляционной жалобой, вы должны быть готовы к тому, что песня хороша и начинать ее придется сначала. Стоимость получится меньше, чем при заведении дела в суде первой инстанции, но не намного.

Жалоба пишется не за час или два. Адвокат проводит кропотливую, умственную и объемную работу (напоминаю, мне потребовалось 2 месяца для изучения дела, а я далеко не новичок), анализирует и сопоставляет данные, ищет недочеты и нарушения.

Гонорар соответствует усилиям.

Я понимаю, что все это вызывает негативные эмоции и пугает. Потратились на одного адвоката, не получилось, теперь нужно вкладываться в другого и начинать заново всю эту канитель.

Но по-другому с такими делами работать нельзя, сама судебная система не даст. И если мы говорим о лишении свободы на годы, десяток лет, это точно стоит времени, денег и терпения.

Основная задача — выбрать опытного адвоката, который специализируется на делах по нужным статьям и сработает на результат.

Оцените, пожалуйста, статью:

Отмена обвинительного приговора и прекращение уголовного дела в связи с назначением судебного штрафа о преступлении против порядка управления

   С момента введения института прекращения уголовного дела с назначением судебного штрафа в качестве меры уголовно-правового характера прошло пять лет, однако единообразная практика принятия таких решений о преступлениях против государственной власти не сложилась. Зачастую суды придерживаются позиции, что вред от таких преступлений не может быть заглажен, — так произошло и в описанном ниже случае, однако суд апелляционной инстанции отменил приговор и прекратил уголовное дело.

   И. обвинялся в применении насилия, не опасного для жизни и здоровья, в отношении представителя власти – сотрудника районного ОМВД г. Москвы в связи с исполнением им своих должностных полномочий (ч. 1 ст. 318 УК).

  •    Сторона защиты в суде первой инстанции ходатайствовала о прекращении уголовного дела в связи с назначением судебного штрафа по следующим основаниям.
  •    Позиция стороны защиты в суде первой инстанции
  •    Обвиняемый совершил преступление средней тяжести впервые.

   Потерпевший добровольно подтвердил, что принесенные И. извинения по искуплению его вины были достаточными для возмещения ущерба и заглаживания причиненного вреда. Требований имущественного характера потерпевшим не заявлено.

   Содеянное И. не повлекло имущественного ущерба, вреда здоровью потерпевшего, грубо не нарушило нормальную деятельность органов внутренних дел.

   Кроме того, И. загладил причиненный преступлением вред не только перед потерпевшим, но и с учетом особенного объекта преступного посягательства – порядка управления, путем принесения письменных извинений начальнику органа внутренних дел, а также пожертвования денежных средств в фонд социальной защиты ветеранов и сотрудников органов правопорядка.

   Исходя из характера и степени общественной опасности содеянного, а также исключительно положительных характеристик его личности, раскаяния в содеянном и активного способствования расследованию преступления, сторона защиты ходатайствовала о прекращении уголовного дела и назначении меры уголовно-правового характера в виде судебного штрафа.

   Отказ в ходатайстве защитника районный суд г. Москвы мотивировал тем, что преступлением вред причинен не только физическому лицу, но и государству, а причиненный органам власти вред не заглажен. По результатам рассмотрения дела в особом порядке И. признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 318 УК, ему назначено наказание в виде штрафа.

   Сторона защиты обжаловала приговор в Московский городской суд, так как имелись все предусмотренные УПК основания для прекращения данного уголовного дела и уголовного преследования по основанию, предусмотренному ст. 25.1 УПК.

   Доводы защиты в суде апелляционной инстанции

   В соответствии со ст. 25.1 УПК суд в случаях, предусмотренных ст. 76.

2 УК, вправе прекратить уголовное дело или уголовное преследование в отношении лица, обвиняемого в совершении преступления небольшой или средней тяжести, если это лицо возместило ущерб или иным образом загладило причиненный преступлением вред, и назначить данному лицу меру уголовно-правового характера в виде судебного штрафа. Прекращение уголовного дела или уголовного преследования в связи с назначением меры уголовно-правового характера в виде судебного штрафа допускается в любой момент производства по уголовному делу до удаления суда в совещательную комнату для постановления приговора, а в суде апелляционной инстанции — до удаления суда апелляционной инстанции в совещательную комнату для вынесения решения по делу.

   Согласно п.

12 постановления Пленума Верховного Суда от 05 декабря 2006 года № 6 «О применении судами особого порядка судебного разбирательства уголовных дел» Глава 40 УПК не содержит норм, запрещающих принимать по делу, рассматриваемому в особом порядке, иные, кроме обвинительного приговора, судебные решения, в частности, само уголовное дело может быть прекращено, если для этого не требуется исследования собранных по делу доказательств и фактические обстоятельства при этом не изменяются. 

   Лицо, впервые совершившее преступление небольшой или средней тяжести, может быть освобождено судом от уголовной ответственности с назначением судебного штрафа в случае, если оно возместило ущерб или иным образом загладило причиненный преступлением вред (ст. 76.2 УК).

   В п. 2 обзора судебной практики освобождения от уголовной ответственности с назначением судебного штрафа, утвержденного Президиумом Верховного суда 10 июля 2019 года, и разъяснениях, данных в п. 2 постановления Пленума от 27 июня 2013 г.

№ 19 «О применении судами законодательства, регламентирующего основания и порядок освобождения от уголовной ответственности», указано, что способы возмещения ущерба и заглаживания вреда должны носить законный характер и не ущемлять права третьих лиц.

При этом возможные способы возмещения ущерба и заглаживания причиненного преступлением вреда законом не ограничены. 

  1.    Верховный суд подчеркивает, что вред, причиненный преступлением, может быть возмещен в любой форме, позволяющей компенсировать негативные изменения, причиненные преступлением охраняемым уголовным законом общественным отношениям.
  2.    Основания освобождения от уголовной ответственности с назначением судебного штрафа распространяются на все виды преступлений небольшой и средней тяжести независимо от того, каким является объект преступления и предмет преступного посягательства, чьим правам и интересам уголовно наказуемым деянием причинен ущерб.
  3.    Прекращение уголовного дела по вышеуказанному основанию не исключается и в отношении обвиняемого, деянием которого причинен вред охраняемым законом интересам общества и государства, при условии, что это деяние отнесено к категории небольшой или средней тяжести, а причиненный преступлением вред возмещен или иным образом заглажен.
  4.    Подсудимый принял все возможные в рассматриваемом деле меры по заглаживанию причиненного преступлением вреда всем объектам преступного посягательства.

   Таким образом, имелись все основания для прекращения данного уголовного дела и уголовного преследования И. по основанию, предусмотренному ст. 25.1 УПК.

   Суд апелляционной инстанции согласился с доводами защиты, отменил обвинительный приговор и прекратил уголовное дело в связи с назначением меры уголовно-правового характера в виде судебного штрафа.

Прокурор разъясняет — Прокуратура Ростовской области

Основания и порядок обжалования приговоров, постановленных судами районного звена с участием присяжных заседателей

По общим правилам уголовного судопроизводства пересмотр приговора суда первой инстанции в апелляционном порядке подразумевает повторное рассмотрение дела по вопросам как применения норм права, так и достоверности установленных фактических обстоятельств дела (событий преступного деяния и виновности подсудимых).

Вместе с тем уголовно-процессуальное законодательство предусмотрело категорию дел, для которых обсуждение вопросов факта в апелляционной инстанции остается под запретом. К такому виду судебных решений относятся приговоры, постановленные на основании вердикта коллегии присяжных заседателей.

Уголовные дела с участием присяжных заседателей рассматриваются только по ходатайству самих обвиняемых, которым разъясняются особенности данной формы судопроизводства, в том числе и порядок обжалования приговоров, для того, чтобы они могли предвидеть и оценить правовые последствия своего выбора.

Особенности пересмотра приговоров по уголовным делам, рассмотренным с участием коллегии присяжных заседателей, регламентированы ст. 389.27 УПК РФ, согласно которой для отмены или изменения в апелляционном порядке судебных решений, вынесенных с участием присяжных заседателей, необходимо наличие одного из следующих оснований:

  • — существенное нарушение уголовно-процессуального закона при рассмотрении дела судом первой инстанции;
  • — неправильное применение им уголовного закона при квалификации содеянного подсудимым;
  • — несправедливость приговора.
  • Так, оправдательный приговор, постановленный на основании оправдательного вердикта коллегии присяжных, может быть отменен только при наличии таких существенных нарушений уголовно-процессуального закона, которые:
  • а) ограничили право прокурора, потерпевшего или его законного представителя и (или) представителя на представление доказательств в ходе судебного следствия;
  • б) повлияли на содержание поставленных перед присяжными заседателями вопросов;
  • в) повлияли на содержание данных присяжными заседателями ответов.

Что касается фактических обстоятельств дела, приведенных в приговоре в соответствии с содержанием решения присяжных заседателей, то они оспариваться сторонами не могут.

Такое ограничение обусловлено спецификой данной формы судопроизводства, поскольку закон наделил коллегию присяжных заседателей исключительными полномочиями по признанию доказанными (либо недоказанными) всех фактических обстоятельств дела и принятию решения о виновности или невиновности подсудимого, освободив от обязанности мотивировать свои выводы, оформленные вердиктом.

Помимо общих неустранимых в суде апелляционной инстанции процедурных нарушений, которые могут быть допущены при любой форме судопроизводства и служат основанием отмены приговора суда первой инстанции, законодательно предусмотрен ряд нарушений, которые могут иметь место только в суде с участием присяжных заседателей.

К таковым, в частности, относятся; вынесение вердикта незаконным составом коллегии присяжных; незаконное воздействие на коллегию присяжных заседателей, допущенное в ходе разбирательства дела иными участниками процесса; ограничение процессуальных прав участников судопроизводства; неясность или противоречивость вердикта; нарушение тайны совещания коллегии присяжных заседателей при вынесении вердикта; не предоставление подсудимому возможности выступить в прениях сторон при обсуждении юридических последствий вердикта; ссылка участников производства в ходе прений сторон на новые обстоятельства, которые не исследовались в судебном заседании с участием коллегии присяжных, а также иные нарушения, которые могли повлиять на характер вынесенного присяжными заседателями вердикта. Так, основанием отмены приговора могут быть нарушения ч. 6 ст. 335 УПК РФ, предписывающей суду разрешать вопросы допустимости доказательств (т.е. их соответствия установленной законодательством процедуре получения) исключительно в отсутствие присяжных заседателей, поскольку рассмотрение данного вопроса при присяжных заседателях может повлиять на объективность содержания вердикта.

Самой распространенной причиной отмены приговоров суда присяжных является неправомерное воздействие на коллегию стороной зашиты с целью сформировать негативное отношение к доказательствам обвинения, к их достаточности и законности.

Читайте также:  Все о том, как приватизировать землю, взятую в аренду и кому это выгодно

Как показывает практика, именно подсудимые и их адвокаты зачастую нарушают установленный законом запрет оказывать на присяжных заседателей любое недозволенное воздействие, способное вызвать у них предубеждение, которое может отрицательно повлиять на беспристрастность коллегии и формирование мнения по делу.

Отмена обвинительного приговора в суде апелляционной инстанции или когда радость не в радость

Наверное, эту публикацию можно было бы поместить в раздел «Юридический юмор», но мой доверитель получил 10 лет и 11 месяцев лишения свободы, и ни фига не смешно…

Обычное уголовное дело, связанное с незаконным оборотом наркотических средств: два эпизода, хранение в значительном размере и сбыт. В суд дело заходило тяжело. При ознакомлении с материалами уголовного дела в порядке ст. 217 УПК РФ молодая девушка, новоиспеченный следователь МВД, бывший сотрудник ФСКН, принесла нам три непронумерованных тома уголовного дела, скрепленных зажимом для бумаг.

Мой клиент Антон, больше шутя и заигрывая с молодой симпатичной девушкой, возмутился: почему уголовное дело не прошито. Я просто уверен в том, что если бы у следователя было больше ума, то она могла бы найти массу вариантов как ответить, не нагнетая обстановку.

Но в ответ Антон получил от следователя отповедь на фене с использованием ненормативной лексики, суть которой заключалась в том, что не надо качать права и жри, что дают. То, что рядом находился адвокат по соглашению, ее абсолютно не смущало. В конечном итоге мадам пришлось уволиться, и уголовное дело мы заканчивали с другим следователем, тоже милой и молодой девушкой, но более адекватной.

В суде первой инстанции все как обычно по делам о незаконном обороте наркотических средств. Масса существенных нарушений норм УПК РФ, на которые суд закрыл глаза. Потом были прения и приговор, клиент получил 11 лет лишения свободы, который я, конечно же, обжаловал в суд апелляционной инстанции.

В ходе заседания суда апелляционной инстанции судья-докладчик подробно огласил мою апелляционную жалобу, доводы которой мы с Антоном поддержали, и после соблюдения всех формальных процедур коллегия ушла в совещательную комнату.

Через пять минут была оглашена резолютивная часть апелляционного постановления. Приговор отменили, и уголовное дело направили на новое рассмотрение в суд первой инстанции в новом составе.

Я, честно говоря, был преисполнен гордости за себя и за судебную коллегию, внявшей моим доводам.

Когда я получил мотивированное решение суда апелляционной инстанции, то сначала не уловил смысл написанного:

 «Вместе с тем, как следует из протокола судебного заседания от 18.12.2017 года, после выступления государственного обвинителя адвокат Пятицкий Е.Ф.

выступил с защитительной речью, однако,  большая часть выступления адвоката посвящена защите другого лица, а именно ФИО29, а также обстоятельствам, не имеющим отношение к рассматриваемому уголовному делу.

В завершении защитительной речи адвокат, доводя до суда свою позицию, высказался о необходимости оправдания ФИО30 в совершении инкриминируемого преступления. Таким образом, согласно не оспоренному сторонами в данной части содержания протокола судебного заседания в прениях сторон по уголовному делу в отношении  А.

Г. адвокат Пятицкий Е.Ф. с речью в защиту А.Г. не выступил, свою позицию относительно виновности или невиновности подсудимого по предъявленному обвинению до суда не довел, в связи с чем А.Г. был лишен защиты и его право на защиту в прениях сторон было существенно нарушено.

О чем речь? Этого не было в процессе, и я в ходе судебных прений говорил именно об Антоне и даже, по сложившейся практике, приобщил к материалам уголовного дела свою защитительную речь в письменном виде!

И тут я вспомнил, как секретарь судебного заседания попросила у меня флешку с текстом моей защитительной речи.

Я человек добрый и флешку дал, только скачала секретарь первоначальную версию моего выступления, где первые четыре строчки об Антоне, а остальные пятнадцать листов про абсолютно другое уголовное дело и абсолютно другого человека.

Я всегда читаю протоколы судебных заседаний, но, дойдя до своей речи, читать не стал, зачем? Тем более копию приобщил в письменном виде. Но видимо, кроме меня, этот протокол судебного заседания, как и все уголовное дело, прочитали только в суде апелляционной инстанции.

Я представляю картину судебного процесса: согласно протоколу судебного заседания… Я почти час выступаю в прениях, рассказывая про другое уголовное дело и абсолютно другого подсудимого. Суд после этого, внимательно меня выслушав, выяснил, есть ли у сторон реплики и после последнего слова Антона удалился в совещательную…

Видимо у меня уже была подмоченная репутация, так как в суде первой инстанции все решили, что я это все специально замутил. Секретарю за это в принципе ничего не было, она даже вскоре стала помощником судьи, но здороваться со мной на всякий случая перестала. Ну не велика беда…

Во втором процессе, в принципе, все было то же самое. Все наши доводы о существенных процессуальных нарушениях, в том числе о наличии признаков провокации преступления, новым составом суда были также проигнорированы. Даже добавилось еще одно существенное нарушение.

В ходе судебного следствия судом были незаконно и необоснованно оглашены показания секретного свидетеля, гражданина под псевдонимом «Иванов Ю.М.». При этом, согласно протоколу судебного заседания защита возражала против оглашения показаний гражданина под псевдонимом «Иванов Ю.М.

», так как фактически личность его судом не установлена, очная ставка с данным свидетелем не проводилась, и сторона защиты была лишена возможности задавать ему вопросы, то есть стороне защиты в предыдущих стадиях производства по делу не была предоставлена возможность оспорить показания свидетеля под псевдонимом «Иванов Ю.М.

»  предусмотренным законом способом. При этом очевидно, что показания данного свидетеля сыграли ключевую роль в доказанности причастности Антона к сбыту наркотического средства.

Дальше все шло по накатанной: полное игнорирование доводов защиты и обвинительный приговор, согласно которому Антон получил на месяц меньше – 10 лет 11 месяцев, который апелляционная инстанция окончательно засилила.

Необычным в этом уголовном деле было то, что мною сразу после апелляции была подана жалоба в ЕСПЧ (Европейский суд по правам человека) о том, что факты, изложенные ней, свидетельствуют о нарушении права Антона, предусмотренного п.п. «d» п.3 ст.

6 Конвенции — допрашивать показывающих против него свидетелей или иметь право на то, чтобы эти свидетели были допрошены, и иметь право на вызов и допрос свидетелей в его пользу на тех же условиях, что и для свидетелей, показывающих против него и о нарушении права Антона, предусмотренного п. 1 ст.

6 Конвенции – право на справедливое и публичное разбирательство дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона. Поданная мною жалоба была признана  приемлемой Европейским судом по правам человека. И в настоящее время мы ждем ее коммуникации правительству РФ и рассмотрения по существу в ЕСПЧ.

Других надежд на объективное правосудие, по крайней мере, у нас в стране нет. Наши судьи по уголовным делам, к сожалению, в большинстве случаев видят только формальные нарушения процесса, все остальное для них просто «белый» шум.

Решения суда апелляционной инстанции

По результатам рассмотрения уголовного дела согласно ст. 38920 УПК РФ суд апелляционной инстанции принимает одно из следующих решений.

  • 1. Об оставлении приговора, определения, постановления без изменения, а жалобы или представления без удовлетворения. Данное решение принимается в случаях, когда содержащиеся в жалобе, представлении доводы не нашли своего подтверждения в ходе апелляционного производства.
  • 2. Об отмене обвинительного приговора и о вынесении оправдательного приговора. Такое решение имеет место в случаях, когда в результате судебного разбирательства было установлено, что отсутствуют основания для вынесения обвинительного приговора и тем самым подтверждается необходимость вынесения приговора оправдательного.
  • 3. Об отмене обвинительного приговора и о вынесении обвинительного приговора. Это решение принимается в случаях, когда верный по существу приговор содержал недостатки в описательно-мотивировочной части или были сделаны процедурные ошибки, которые были устранены судом апелляционной инстанции.

А. Об отмене приговора, определения, постановления суда первой инстанции и о передаче уголовного дела на новое судебное разбирательство в суд первой инстанции со стадии подготовки к судебному заседанию или судебного разбирательства.

Данное решение принимается в случаях, когда приговор, определение, постановление суда первой инстанции содержит недостатки, которые не могут быть устранены в ходе апелляционного производства и требуют возвращения уголовного дела на более ранние стадии.

Уголовное дело передается в тот же суд, который вынес приговор или иное решение, по повторное разбирательство будет проводиться новым составом суда. При этом суд апелляционной инстанции не должен предрешать вопрос о содержании последующих приговора, определения, постановления.

  • 5. Об отмене оправдательного приговора и о вынесении оправдательного приговора. Это решение принимается в случаях, когда была подана жалоба в части несогласия стороны с мотивами оправдания, и в результате судебного разбирательства общий вывод о невиновности лица был оставлен в силе, но основания и мотивы оправдания изменены.
  • 6. Об отмене определения или постановления и о вынесении обвинительного или оправдательного приговора либо иного судебного решения. Данное решение принимается в ситуациях, когда ранее по уголовному делу было вынесено определение или постановление о его прекращении. По жалобе, представлению суд апелляционной инстанции при наличии основания отменяет данное решение, осуществляет судебное разбирательство и в результате выносит приговор (обвинительный или оправдательный) либо прекращает уголовное дело.
  • 7. Об отмене приговора, определения, постановления и о возвращении уголовного дела прокурору. Такое решение принимается в случаях, предусмотренных ст. 237 УПК РФ, и имеет своей целью устранение прокурором недостатков, допущенных в ходе досудебного производства по уголовному делу.
  • 8. Об отмене приговора, определения, постановления и о прекращении уголовного дела. Это решение суд апелляционной инстанции принимает, если в ходе судебного разбирательства будут обнаружены основания для прекращения уголовного дела, предусмотренные законом. Они могут быть как реабилитирующими, так и не вызывающими реабилитации1.
  • 9. Об изменении приговора или иного обжалуемого решения. Такое изменение может иметь место в сторону, как улучшающую, так и ухудшающую положение лица, в отношении которого осуществляется уголовное преследование. Однако ухудшение возможно только по представлению прокурора, жалобе потерпевшего, частного обвинителя, их законных представителей, представителей. В сторону, улучшающую положение лица, приговор или иное судебное решение могут быть отменены по жалобам представителей как стороны защиты, так и стороны обвинения, в том числе по представлению прокурора.
  • 10. О прекращении апелляционного производства. Это решение принимается в случаях, когда ранее поданные апелляционные жалоба или представление были отозваны.
Читайте также:  Опекунство над ребенком какие документы нужно и как оформить выплаты и льготы

Основаниями отмены или изменения приговора суда первой инстанции в соответствии со ст.

38915 УПК РФ являются: несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой инстанции; существенное нарушение уголовно-процессуального закона; неправильное применение уголовного закона; несправедливость приговора.

Решение суда апелляционной инстанции в зависимости от содержания оформляется в виде приговора, определения (при коллегиальном рассмотрении уголовного дела в суде апелляционной инстанции) или постановления (в случаях, когда приговор или иное решение были вынесены мировым судьей, а в качестве апелляционной инстанции выступал судья районного суда, действовавший единолично).

Обжалование обвинительного приговора. На что обратить внимание?

Когда суд первой инстанции оглашает приговор, в 99,5% случаев указывающий на виновность подсудимого (согласно данным Судебного департамента при Верховном суде), начинается так называемый апелляционный период.

Это значит, приговор уже есть, но считается не вступившим в законную силу.

Хотя если обвиняемому была избрана мера пресечения, не связанная с лишением свободы, а приговор дает ему реальный срок, то под стражу осужденный (а статус “подсудимый” меняется на “осужденный” после оглашения приговора) берется прямо в зале суда и уезжает в СИЗО.

Апелляционный период длится десять дней. В это время стороны защиты и обвинения имеют право обжаловать приговор в вышестоящем суде. Если этого не происходит, то по истечении данного срока приговор вступает в законную силу.

Странная вещь, но многие осужденные считают, что если обжаловать вердикт, то в судебных инстанциях могут разозлиться и дать к отсидке еще больше. Конечно, это в корне неверно. Согласно ст. 389.

24 Уголовно-процессуального кодекса (УПК), обвинительный приговор суда первой инстанции может быть изменен в сторону, ухудшающую положение осужденного, не иначе как по представлению прокурора либо по жалобе потерпевшего.

А наличие апелляционной жалобы только со стороны осужденного исключает возможность увеличения срока.

На что осужденный может жаловаться? Первое — на несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела (ст. 389.16 УПК). На игнорирование судом первой инстанции фактов, на которые указывала сторона защиты, показаний свидетелей, приглашенных защитником, и так далее. Об этом мы неоднократно говорили в предыдущих публикациях.

Второе — на несправедливость приговора ввиду его чрезмерной суровости (ст. 389.18 УПК). То есть когда осужденный в целом не оспаривает фактическую сторону дела, но считает, что с ним обошлись слишком уж строго.

“Пятерочку” он бы отсидел, но вот “десятка” — это явный перебор. Годик-другой по такой жалобе могут скинуть.

Кстати, на основании той же статьи требовать пересмотра наказания вправе и прокурор, но — ввиду чрезмерной мягкости приговора.

Третье — можно оспаривать существенные нарушения уголовно-процессуального закона и неправильное применение уголовного закона (ст. 389.17 и 389.18 УПК). Все это логично назвать процедурными нарушениями.

Например, подсудимому не дали последнего слова. Фактически оно ни на что не влияет. Последнее слово — не более чем эмоции, и многие от него отказываются.

Но, согласно УПК, оно — непременный элемент, и без него никак.

Есть еще четвертый, не описанный в кодексах, но весьма любимый многими осужденными аргумент. Название документа — “жалоба” — они воспринимают буквально и начинают жаловаться: на наличие малолетних детей, престарелых родителей-инвалидов, на необходимость содержать семью и тому подобное, считая, что по этим причинам их должны отпустить домой.

Путь, по мнению автора этих строк, тупиковый. Юридического значения эмоции не имеют, а разжалобить вершащего правосудие… У кого как, а у меня давно сложилось впечатление, что судьи работают будто станки по вынесению приговоров, и все человеческое, способное к состраданию, в них если когда-то и было, то давно атрофировалось как граничащее с профнепригодностью.

И давить на жалость бессмысленно, да и некрасиво.

А вот развернуть дело вспять, зацепившись за нарушение судьей первой инстанции исключительно процедурных моментов, — здесь куда больше шансов на успех.

Приведу два примера судебных процессов в отношении профсоюзных лидеров в нашей необъятной стране.

ПРИМЕР ПЕРВЫЙ

Следствие и суд шли долго. Обвинение было серьезным, а срок, выданный к отсидке, солидным.

Апелляционные жалобы профлидера и его защитника расписывали многочисленные несоответствия выводов суда фактическим обстоятельствам.

Но кроме этого, перелистывая в очередной раз многотомное дело при подготовке к апелляционному заседанию, опытный защитник обнаружил не бросавшийся до того в глаза документ.

Дело в том, что на первом заседании суда, когда заслушивалось обвинение и выполнялись прочие формальности, работавший с подсудимым адвокат был занят в другом процессе и явиться не смог. И суд назначил защитника из числа, по сути, первых попавшихся.

Этот один день работы адвоката полагалось оплатить.

Судья в тот же день вынес постановление, в котором было сказано, что “в судебном заседании суда первой инстанции в качестве защитника осужденного профлидера по назначению участвовала адвокат такая-то”.

Рассмотрение дела судом только начиналось. Профлидер находился в статусе подсудимого, и до признания его виновности было еще очень далеко. А судья уже назвал его осужденным. То есть высказал свое мнение относительно судьбы обвиняемого до вынесения приговора.

Статья 61 УПК говорит, что судья не может участвовать в производстве по уголовному делу в случаях, когда обстоятельства позволяют полагать, что он лично, прямо или косвенно, заинтересован в исходе данного уголовного дела. Согласно правовой позиции, выраженной Конституционным судом РФ в определении от 01.11.

2007 № 799-О-О, “высказанная судьей в процессуальном решении до завершения рассмотрения уголовного дела позиция относительно наличия или отсутствия события преступления, обоснованности вывода о виновности в его совершении обвиняемого, достаточности собранных доказательств определенным образом ограничивала бы его свободу и независимость при дальнейшем производстве по делу и постановлении приговора или иного итогового решения”.

И поскольку указанная выше позиция судьи первой инстанции по существу предрешила исход разбирательства, тот судья не вправе был рассматривать дело по обвинению профлидера. Несмотря на это, спустя почти год под председательством того же судьи в отношении профлидера был вынесен обвинительный приговор.

На эти процедурные нарушения адвокат указал в дополнение к своей апелляционной жалобе и ходатайствовал об отмене приговора.

Суд второй инстанции нашел доводы защитника о нарушении уголовно-процессуального закона при постановлении обвинительного приговора обоснованными, а рассмотрение дела судьей, заранее высказавшим мнение о виновности подсудимого, — существенным нарушением права профлидера на защиту.

Учитывая, что допущенные в суде первой инстанции нарушения закона затрагивали основополагающие принципы уголовного судопроизводства, их устранение оказалось невозможно в суде апелляционной инстанции. Обвинительный приговор подлежал отмене с направлением уголовного дела на новое разбирательство в тот же суд, но в ином составе.

Всем было понятно, что в материалы уголовного дела вкралась самая обычная описка. Даже не судейская, а секретарская. Но! Процедура была нарушена, а подобное карается вышестоящим судом строго.

ПРИМЕР ВТОРОЙ

В ходе другого судебного процесса другому профлидеру помимо основного наказания в виде реального лишения свободы назначили штраф в сумме 8 млн рублей.

Согласно п. 4 ст. 307 УПК суд в обвинительном приговоре должен указать “мотивы решения всех вопросов, относящихся к назначению уголовного наказания, освобождению от него или его отбывания, применению иных мер воздействия”.

Говоря о сроке, суд первой инстанции указал, что “с учетом всех материалов дела, характеристики личности подсудимого, тяжести совершенного им преступления, суд считает возможным достижение целей восстановления социальной справедливости, исправления подсудимого и предупреждения совершения им новых преступлений только при назначении наказания в виде лишения свободы”. Таким образом, мотивы назначения реального срока были понятны. Не будем рассуждать о справедливости, исправлении, предупреждении новых преступлений — это материал для другой публикации.

А вот в отношении штрафа было сказано лишь: “…суд, с учетом тяжести совершенного преступления, имущественного положения осужденного и его семьи применяет дополнительное наказание в виде штрафа”. То есть следовала лишь констатация факта без указания мотивов. Интересно, как суд высчитывал имущественное положение…

На отсутствие мотивировки со стороны суда первой инстанции и — следовательно — на неправомерность штрафа защита указала в апелляционной жалобе. Стоит отметить, помимо этого в жалобе указывалось на несоответствие выводов суда фактическим обстоятельствам дела по многим пунктам.

Апелляционной суд, проигнорировав все доводы о несоответствии выводов суда первой инстанции фактическим обстоятельствам дела (и оставив срок отбывания наказания прежним), пошел навстречу осужденному именно в вопросе штрафа. Суд постановил, что решение о необходимости назначения в качестве дополнительного наказания в виде штрафа “в нарушение требований п. 4 ст. 307 УПК не мотивировано и подлежит исключению”.

Таким образом, профлидер поехал отбывать срок на зону, но от выплаты 8 млн рублей был освобожден.

*   *   *

Эти примеры в некоторой мере иллюстрируют работу судов апелляционной инстанции. Можно сделать выводы о том, что к основным доводам защиты они так же глухи, как и суды первых инстанций.

Но нарушения процессуальные со стороны нижестоящих судов караются жестко — отменой отдельных видов наказания или даже целых приговоров. Это лишний раз подтверждает, что формально судебный процесс выстроен в РФ на “отлично”. Грубых нарушений УПК вы не найдете. Внешне придраться не к чему.

Но к аргументам защиты по сути обвинения ни одна судебная инстанция прислушиваться не будет.

Судебный процесс, как правило, превращается в торжество гособвинения. Суд соглашается почти со всеми доводами последнего и игнорирует все доводы защиты. И не имеет особого значения, что именно говорит подсудимый и его защитник, — скорее всего, судом это будет отброшено без объяснений.

Сегодняшним сюжетом мы заканчиваем серию публикаций, основной темой которых было разбирательство в судах первой и апелляционной инстанций, а также типичные ситуации, в которые все чаще попадают профлидеры. Все материалы основывались на реальных событиях и конкретных уголовных делах.

Следующей публикацией мы начнем серию сюжетов, касающихся досудебного уголовного преследования профактивистов (в том числе — задержания, суда по мере пресечения, предъявления обвинения).

И постараемся дать несколько практических советов относительно того, какую тактику применять в ходе допроса, как общаться с соседями по камере и так далее.

Особое внимание следует уделить такому знаковому персонажу, как адвокат, и его роли в досудебном и судебном процессе.

Ведь от тюрьмы, как говорит народная мудрость, зарекаться не следует.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Adblock
detector