Actual

Статья 235. Незаконное осуществление медицинской деятельности или фармацевтической деятельности

Государство является гарантом фундаментальных прав человека, в перечень которых входит его здоровье. Для его защиты российское правительство принимает ряд мер политического, правового, экономического и социального характера.

Основным инструментом является лицензированная медицинская помощь в случае утраты здоровья или в диагностических целях.

Незаконная медицинская и фармацевтическая деятельность — предмет уголовно-правового регулирования, согласно статье 235 УК РФ.

Общие понятия

Незаконная медицинская деятельность — это частная практика по предоставлению одной или комплекса медицинских процедур:  диагностика заболевания, общие осмотры, консультации, назначение и сопровождение лечения.

В рамках закона никакой разницы между тем, оказана незаконная медицинская деятельность стационарно или амбулаторно, нет.

Причем мотивом для нелегального участия частного лица в системе здравоохранения России является денежная прибыль.

Что является незаконной медицинской деятельностью

Статья 235. Незаконное осуществление медицинской деятельности или фармацевтической деятельности

В свою очередь частная фармацевтическая деятельность является совокупностью действий, связанных с изготовлением, хранением, транспортировкой и распространением медицинских препаратов, которая происходит вне механизмов государственного или муниципального аппарата здравоохранения.

Каков состав преступления

Чтобы медицинская или фармацевтическая деятельность была признана незаконной, необходимо:

  • отсутствие государственной лицензии на осуществление деятельности этого рода;
  • нанесение вреда человеку из-за неосторожности в процессе указания медицинских услуг, вплоть до летального исхода.

В данной форме родовым объектом будут общественные отношения, которые касаются безопасности и порядка в обществе, а видовым — отношения в сфере здравоохранения и охраны населения. При рассмотрении дела объектом преступления становится право гражданина на получение качественного медицинского сервиса лицами, осуществляющими частную практику. Объективной стороной возникшей ситуации становятся:

  • действие, которое попадает под понятие медицинского предпринимательства (деятельности);
  • бездействие, проявляющееся в нежелании или невозможности подсудимого получить государственную лицензию;
  • последствия преступления в виде нанесения ущерба здоровью пациента или действий, которые привели к смерти человека.

Основная проблема, с которой сталкивается обвиняющая сторона, — установление точной причинно-следственной связи, возникающей между непосредственным действием и моментом нанесения вреда.

Каковы комментарии к статье

В х к статье N235 УК РФ обозначаются следующие положения:

  1. Преступление, рассматриваемое по этой статье, будет считаться одним из частных случаев осуществления незаконного предпринимательства.
  2. Окончание совершения преступление наступает в момент, когда вред причиняется физическому лицу. В рамках данной статьи рассматриваются все виды вреда, в том числе и тяжелый, который может быть нанесен здоровью, а также тот, который привел к смерти человека.
  3. Субъективная сторона вопроса может рассматривать возникший вред в качестве последствия халатности, причиненный по неосторожности.
  4. Субъектом преступления может стать только физическое лицо, которое достигло 16 лет.

Также в х рассматривается точное и общепринятое описание того, что входит в понятие незаконного осуществления медицинской деятельности и фармацевтической практики.

Ответственность за медицинскую и фармацевтическую деятельность без лицензии. Какое наказание понесет нарушитель?

Статья 235. Незаконное осуществление медицинской деятельности или фармацевтической деятельности

235 статья Уголовного кодекса РФ подразумевает наступление двух видов ответственности за осуществление незаконной медицинской и фармацевтической деятельности:

  • административная;
  • уголовная.

Конкретный вид наказания выбирается, исходя из тяжести совершенного преступления, то есть, к каким последствиям в конечном итоге оно привело.

Уголовная ответственность за ведение незаконной медицинской и фармацевтической деятельности

Уголовная ответственность за предпринимательство в системе здравоохранения без лицензии может повлечь за собой уголовную ответственность, о чем говорит 235 статья УК Российской Федерации. Если здоровью человека был нанесен вред разной степени тяжести с умыслом или по неосторожности, такое поведение карается лишением свободы или принудительными работами на период до трех лет.

Статья 235. Незаконное осуществление медицинской деятельности или фармацевтической деятельности

Если незаконная фармацевтическая или медицинская практика привела к смерти человека, наступает уголовная ответственность исключительно в форме принудительных работ на период до пяти лет, или же лишения свободы на тот же срок.

Административная ответственность за незаконное занятие народной медициной

Под административной ответственностью за занятие народной медициной без лицензии имеется в виду штрафные санкции от государства, размер которых определяется также в зависимости от тяжести совершенного преступления.

В каких случаях она применяется

Если медицинское предпринимательство без образования и разрешения привело к тому, что здоровью пациента был нанесен вред любой степени, может быть назначен штраф в размере:

  • до 120 тысяч рублей;
  • суммарной заработной платы или любого другого регулярного вида дохода подсудимого, полученного за один год.

Ответственность за незаконную врачебную деятельность не наступает, если субъект занимается народной медициной в тех областях, для которых наличие лицензии не является обязательным пунктом.

Примеры из судебной практики

(прим. Источник http://docs.pravo.ru/document/view/53497078/60810977/)

Чаще всего суды выступают на стороне граждан. Например, дело об оказании незаконной стоматологической деятельности на дому. В данном случае неправильное проведении процедуры удаления зуба повлекло за собой легкие последствия, наличие и степень которых были подтверждены уполномоченной судебно-медицинской экспертизой.

Смягчающих обстоятельств не было обнаружено, вследствие чего суд постановил наказать подсудимого штрафом в размере 40 000 рублей, а предварительную меру — подписку о невыезде — отметить в зале суда.

Какие известны судебные решения и приговоры по ст. 235 УК РФ

Такой состав преступления не часто встречается на практике. Однако наличие соответствующей статьи УК РФ обосновано, так как незаконная медицинская деятельность может принести серьезный вред человеку.

По Конституции, здоровье человека — фундаментальное право, которое является высшей ценностью для страны, поэтому сохранению этого право должно быть уделено достаточно внимания.

Статья 235. Незаконное осуществление медицинской деятельности или фармацевтической деятельности

Статья 235. Незаконное осуществление медицинской деятельности или фармацевтической деятельности

  • 1. Осуществление медицинской деятельности или фармацевтической деятельности лицом, не имеющим лицензии на данный вид деятельности, при условии, что такая лицензия обязательна, если это повлекло по неосторожности причинение вреда здоровью человека, —
  • наказывается штрафом в размере до ста двадцати тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до одного года, либо ограничением свободы на срок до трех лет, либо принудительными работами на срок до трех лет, либо лишением свободы на тот же срок.
  • 2. То же деяние, повлекшее по неосторожности смерть человека, —
  • наказывается принудительными работами на срок до пяти лет либо лишением свободы на тот же срок.

Комментарий к ст. 235 УК РФ

  1. Объектом преступления являются отношения по охране здоровья населения.

  2. Объективная сторона преступления выражается действием — занятием частной медицинской практикой или частной фармацевтической деятельностью лицом, не имеющим лицензии на избранный вид деятельности, если это повлекло по неосторожности причинение вреда здоровью человека.

  3. В соответствии с Основами законодательства РФ об охране здоровья граждан медицинская помощь оказывается в медицинских организациях, в том числе учрежденных физическими лицами, независимо от формы собственности, организационно-правовой формы и ведомственной подчиненности, получивших лицензию на медицинскую деятельность.

  4. К частной системе здравоохранения относятся лечебно-профилактические и аптечные учреждения, имущество которых находится в частной собственности, а также лица, занимающиеся частной медицинской практикой и частной фармацевтической деятельностью.

  5. В частную систему здравоохранения входят медицинские и другие организации, создаваемые и финансируемые юридическими и физическими лицами.
  6. Медицинская помощь оказывается также лицами, занимающимися частной медицинской практикой, при наличии у них лицензии на медицинскую деятельность.

  7. Частная медицинская практика — это оказание медицинских услуг медицинскими работниками вне учреждений государственной и муниципальной систем здравоохранения за счет личных средств граждан или за счет средств предприятий, учреждений и организаций, в том числе страховых медицинских организаций, в соответствии с заключенными договорами.

  8. Право на занятие частной медицинской практикой имеют лица, получившие диплом о высшем или среднем медицинском образовании, сертификат специалиста и лицензию на медицинскую деятельность.

Занятие медицинской практикой предполагает систематичность действий, достаточно широкое, публичное предложение своих услуг с целью извлечения постоянного дохода. Поэтому рассматриваемый состав преступления будет отсутствовать при оказании разовых, хотя и платных медицинских услуг.

От частной медицинской практики нужно отличать применение народной медицины — это методы оздоровления, профилактики, диагностики и лечения, основанные на опыте многих поколений людей, утвердившиеся в народных традициях и не зарегистрированные в порядке, установленном законодательством Российской Федерации.

Правом на занятие народной медициной обладают граждане, получившие диплом целителя. Статьей 235 УК РФ не охватывается незаконное занятие такого рода целительством.

Если действия народного целителя повлекли последствия для жизни или здоровья человека, то вопрос об ответственности решается по нормам главы 16 УК РФ «Преступления против жизни и здоровья».

Фармацевтическая деятельность включает в себя изготовление лекарственных средств, их получение, хранение, доставку, контроль за технологией изготовления, реализацию населению.

Действия лица, занимающегося частной медицинской практикой или частной фармацевтической деятельностью без соответствующего специального разрешения (лицензии), влекут уголовную ответственность, если они повлекли по неосторожности причинение вреда здоровью (легкого, средней тяжести или тяжкого) или (по ч. 2 ст. 235 УК РФ) смерть человека. Состав преступления материальный.

Читайте также:  Выселение из единственного жилья, могут ли выселить из квартиры если нет другого жилья

В том случае, когда осуществление частной медицинской практики или частной фармацевтической деятельности без соответствующего специального разрешения (лицензии) не повлекло последствий, указанных в ст.

235 УК РФ, но при этом был причинен крупный ущерб гражданам, организациям или государству либо извлечен доход в крупном размере или в особо крупном размере, действия лица следует квалифицировать по соответствующей части ст. 171 УК РФ (п. 5 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 18 ноября 2004 г.

N 23 «О судебной практике по делам о незаконном предпринимательстве и легализации (отмывании) денежных средств или иного имущества, приобретенных преступным путем») .

———————————

Бюллетень Верховного Суда РФ. 2005. N 1.

Субъективная сторона преступления характеризуется неосторожной виной.

Субъект преступления общий — достигшее шестнадцатилетнего возраста вменяемое лицо, занимающееся частной медицинской практикой или частной фармацевтической деятельностью без лицензии. Субъектом преступления может быть как лицо, имеющее специальное медицинское или фармацевтическое образование (высшее или среднее), так и не имеющее такового.

Судебная практика по статье 235 УК РФ

Постановление ЕСПЧ от 26.01.2017

13.

Комитет по-прежнему испытывает озабоченность в связи с тем, что определение пыток, содержащееся в уголовном законодательстве, включая статью 235 Уголовного кодекса, не отвечает требованиям статьи 7 Пакта, поскольку ограничивается незаконными актами, совершаемыми с целью принудить к даче показаний, и поэтому на практике это сводится к актам пыток, совершаемым лицом, проводящим предварительное дознание либо досудебное следствие, прокурором или другим работником правоохранительного органа, и оборачивается безнаказанностью других лиц, включая задержанных и заключенных. Комитет испытывает также озабоченность в связи с тем, что государство-участник по-прежнему предоставляет амнистии лицам, осужденным по статье 235 Уголовного кодекса за пытки или истязания (статьи 2 и 7).

Незаконное осуществление медицинской деятельности или фармацевтической деятельности (ст. 235 УК РФ)

Государство гарантирует своим гражданам право на жизнь и охрану здоровья, для чего принимает меры, препятствующие появлению на рынке медицинских и фармацевтических услуг лиц, не обладающих достаточными возможностями для оказания качественной медицинской помощи. В этих целях законом установлен разрешительный порядок допуска на этот рынок путем лицензирования соответствующих видов деятельности.

В соответствии с Федеральным законом «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» медицинская деятельность — это профессиональная деятельность по оказанию медицинской помощи, проведению медицинских экспертиз, медицинских осмотров и медицинских освидетельствований, санитарно-противоэпидемических (профилактических) мероприятий и профессиональная деятельность, связанная с трансплантацией (пересадкой) органов и (или) тканей, обращением донорской крови и (или) ее компонентов в медицинских целях. Право па занятие такой деятельностью до 1 января 2016 г. имеют лица, получившие диплом о высшем или среднем медицинском образовании, сертификат специалиста и лицензию на избранный вид деятельности. После этой даты право на осуществление медицинской деятельности в Российской Федерации имеют лица, получившие медицинское или иное образование в Российской Федерации в соответствии с федеральными государственными образовательными стандартами и имеющие свидетельство об аккредитации специалиста.

Аккредитация специалиста — процедура определения соответствия готовности лица, получившего высшее или среднее медицинское или фармацевтическое образование, к осуществлению медицинской деятельности по определенной медицинской специальности в соответствии с установленными порядками оказания медицинской помощи и со стандартами медицинской помощи либо фармацевтической деятельности. Аккредитация специалиста осуществляется по окончании им освоения основных образовательных программ среднего, высшего и послевузовского медицинского и фармацевтического образования, а также дополнительных профессиональных образовательных программ не реже одного раза в пять лет в порядке, установленном уполномоченным федеральным органом исполнительной власти.

В соответствии с Федеральным законом от 12.04.2010 № 61-ФЗ «Об обращении лекарственных средств» фармацевтическая деятельность — деятельность, включающая в себя оптовую торговлю лекарственными средствами, их хранение, перевозку и (или) розничную торговлю лекарственными препаратами, их отпуск, хранение, перевозку, изготовление лекарственных препаратов.

Фармацевтическая деятельность осуществляется организациями оптовой торговли лекарственными средствами, аптечными организациями, ветеринарными аптечными организациями, индивидуальными предпринимателями, имеющими лицензию на фармацевтическую деятельность, медицинскими организациями, имеющими лицензию на фармацевтическую деятельность, и их обособленными подразделениями (амбулаториями, фельдшерскими и фельдшерско-акушерскими пунктами, центрами (отделениями) общей врачебной (семейной) практики), расположенными в сельских населенных пунктах, в которых отсутствуют аптечные организации, и ветеринарными организациями, имеющими лицензию на фармацевтическую деятельность. Под обращением лекарственных средств, согласно Федеральному закону «Об обращении лекарственных средств», понимаются: разработка, доклинические и клинические исследования, экспертиза, государственная регистрация, стандартизация и контроль качества, производство, изготовление, хранение, перевозка, ввоз в Российскую Федерацию, вывоз из Российской Федерации, реклама, отпуск, реализация, передача, применение, уничтожение лекарственных средств.

Государственный контроль качества и безопасности медицинской и фармацевтической деятельности осуществляется путем лицензирования этих видов деятельности.

Условием законности медицинской или фармацевтической деятельности, таким образом, являются аккредитация и получение лицензии, что предполагает осуществление государством контрольной функции по отношению к видам деятельности, представляющим угрозу для здоровья населения.

Лицензия — это официальный документ, выдаваемый уполномоченным органом исполнительной власти и разрешающий осуществление указанного вида деятельности в течение определенного времени и с соблюдением установленных лицензией условий и требований.

Наличие специального профессионального образования и профессиональной подготовки формально не имеют квалифицирующего значения, однако, как указано выше, необходимы для аккредитации и получения лицензии.

Основной непосредственный объект — право граждан на оказание качественных и безопасных для жизни и здоровья медицинских и фармацевтических услуг. Дополнительный непосредственный объект — отношения в сфере лицензирования медицинской или фармацевтической деятельности.

Представители СК рассказали подробности о введении уголовной ответственности врачей

19 июля состоялась пресс-конференция с участием членов межведомственной рабочей группы Следственного комитета РФ и Национальной медицинской палаты на тему «Совершенствование уголовного законодательства: как снизить преследование медицинских работников и защитить пациентов». Мероприятие было посвящено обсуждению промежуточных результатов разработки законопроекта о внесении изменений в УК РФ, связанных с ятрогенными преступлениями, о которых ранее сообщала «АГ».

УК предлагается дополнить уголовной ответственностью медработниковИнициатором внесения поправок стала Межведомственная рабочая группа по вопросам расследования ятрогенных преступлений

Напомним, УК РФ предлагается дополнить новыми статьями: о ненадлежащем оказании медицинской помощи (медицинской услуги) (ст. 124.1) и о сокрытии нарушения оказания медицинской помощи (ст. 124.2).

Ранее сообщалось, что ст. 235 Кодекса будет изложена в новой редакции, однако в ходе пресс-конференции было уточнено, что речь идет о введении новой ст. 235.

1 «Незаконное осуществление медицинской и (или) фармацевтической деятельности».

Президент Национальной медицинской палаты Леонид Рошаль отметил, что сейчас законопроект во многом отличается от ранее обсуждаемых редакций.

Он подчеркнул, что предложения не направлены на ужесточение наказаний медработников и не вводят в уголовную практику понятие врачебной ошибки: «Мы твердо стоим на необходимости декриминализации врачебной деятельности».

По мнению президента НМП, вопрос о том, может ли далее врач заниматься профессиональной деятельностью, должен решать не суд, а профессиональное врачебное объединение, как это происходит в других странах.

Обсуждая содержательную часть поправок, заместитель руководителя ГУ криминалистики СК РФ Анатолий Сазонов отметил, что в проектируемой ст. 124.1 УК о нарушении медработником установленных стандартов оказания медпомощи, которое повлекло по неосторожности гибель плода человека и (или) причинение тяжкого вреда здоровью, речь не идет об умышленном деянии.

«Мы отказались от предложений о необходимости привлечения врачей к уголовной ответственности за причинение легкого вреда либо вреда средней тяжести, – отметил Анатолий Сазонов. – Полагаем, что это вопрос административного дисциплинарного характера». По его мнению, только тяжкий вред здоровью либо смерть пациента подпадают под юрисдикцию УК.

Что касается плода, то это вопрос, как сказал Анатолий Сазонов, обсуждаемый.

Как отметил Леонид Рошаль, в отношении данной нормы у членов рабочей группы остаются разногласия.

По мнению председателя НМП, в статье отсутствует четкая определенность, какие именно нарушения профессиональных обязанностей врача будут трактоваться как следствие того, что здоровью пациента нанесен тяжкий вред или причинена смерть.

«Нынешняя редакция статьи позволяет в очень широком поле привлекать врачей к уголовной ответственности», – добавил он. Кроме того, считает Леонид Рошаль, появление в данной статье термина «плод» приведет к валу уголовных дел и массовому исходу медработников из акушерства.

Читайте также:  Постановка на кадастровый учет пристройки

Вопрос об уголовной ответственности медработника, по мнению Леонида Рошаля, может стоять только при комиссионно доказанных умышленных и (или) систематических действиях, приводящих к смерти или инвалидности пациентов.

Анатолий Сазонов обратил внимание на новацию ст. 124.2 «Сокрытие нарушения оказания медицинской помощи». «Нередко медработники, чтобы уйти от ответственности, вносят изменения в медицинскую документацию и биологические материалы: фальсифицируют их, скрывают, уничтожают», – пояснил он. Статья предусматривает более серьезную ответственность за такие деяния, совершенные должностными лицами.

Что касается ст. 235.1, то, по словам Анатолия Сазонова, она была немного скорректирована. «Это связано с участившимися случаями, когда медицинской практикой занимаются лица без медицинского образования или представляющие поддельные документы, – пояснил он.

– Сейчас деяния таких лиц классифицируются по ст. 159 “Мошенничество” и 327.

2 “Подделка документов на лекарственные средства или медицинские изделия или упаковки лекарственных средств или медицинских изделий” УК РФ, но данные нормы не учитывают степень общественной опасности такого работника».

Представители СК РФ также отметили, что из общего количества расследованных уголовных дел в отношении медработников только 10% передаются в суд.

Руководитель отдела взаимодействия со средствами массовой информации СК РФ Светлана Петренко подчеркнула, что факт возбуждения уголовного дела не говорит о признании вины медика. Цель – установить истину.

«Медицина – тонкая материя, и при расследовании уголовного дела мы полностью полагаемся на экспертов и представителей медицинского сообщества. Мы защищаем как права врача, расследуя уголовные дела, так и права пациента», – добавила Светлана Петренко.

Одним из самых острых предметов дискуссии стало понятие врачебной ошибки, определение которой в законопроекте отсутствует.

Анатолий Сазонов отметил: «За такие ошибки, когда врач добросовестно заблуждается при осуществлении медицинской практики, привлекать к уголовной ответственности, на мой взгляд, нельзя.

Но когда человек с соответствующим дипломом неправильно провел операцию, нарушил стандарты оказания медицинской помощи, сознательно отступив от них, в результате чего был причинен существенный вред пациенту, – такая ошибка перерастает в преступное действие».

Профессор кафедры уголовного права Всероссийского государственного университета юстиции Антонина Чупрова отметила, что в зарубежном праве термин «медицинская ошибка» не применяется – там говорится о халатности, грубой неосторожности. Такой подход, по мнению Антонины Чупровой, является оптимальным и общепризнанным в юридической практике.

Анатолий Сазонов добавил, что, возможно, стоит подумать об официальном толковании терминов «врачебная ошибка» и «преступление в медицине». «В практике зарубежных стран самое серьезное наказание для врача – лишение диплома и права заниматься врачебной деятельностью», – резюмировал он.

Что касается санкций, предусмотренных за нарушение статей законопроекта, то Анатолий Сазонов отметил, что этот вопрос еще обсуждается, и в настоящее время они выглядят следующим образом.

Статья 124.

1 «Ненадлежащее оказание медицинской помощи (медицинской услуги)» Ненадлежащее оказание медицинской помощи (медицинской услуги) вследствие нарушения медицинским работником своих профессиональных обязанностей, если это повлекло по неосторожности гибель плода человека и (или) причинение тяжкого вреда здоровью человека, – наказывается штрафом до 200 тыс. руб. либо лишением свободы на срок до 2 лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до 3 лет.

Деяния, предусмотренные ч. 1 настоящей статьи, если они повлекли по неосторожности смерть человека, – наказываются штрафом до 500 тыс. руб. либо лишением свободы на срок до 5 лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до 3 лет.

Деяния, предусмотренные ч. 1 настоящей статьи, если они повлекли по неосторожности смерть двух и более лиц, – наказываются лишением свободы на срок до 7 лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до 5 лет.

Статья 124.

2 «Сокрытие нарушения оказания медицинской помощи» Внесение недостоверных сведений в медицинскую документацию, ее сокрытие либо уничтожение, а равно сокрытие, уничтожение, подмена биологических материалов с целью сокрытия ненадлежащего оказания медицинской помощи (медицинской услуги) другим медицинским работником, деяния которого повлекли причинение тяжкого вреда здоровью, либо гибель плода человека, либо смерть одного и более лиц, – наказываются штрафом до 1 млн. руб. и лишением свободы на срок до 5 лет. 

Статья 235.1 «Незаконное осуществление медицинской и (или) фармацевтической деятельности» Предлагается штраф до 500 тыс. руб.

либо принудительные работы сроком до 3 лет или лишение свободы на срок до 4 лет. В случае смерти потерпевшего – лишение свободы на срок до 5 лет и штраф до 1 млн. руб.

, а в случае гибели двух и более лиц – до 7 лет лишения свободы со штрафом до 2 млн. руб.

Врачебная ошибка или необъективное расследование. Обвинение по ч. 1 ст. 235 УК при отсутствии состава преступления

  • Согласен, что случаи оказания медицинских услуг ненадлежащего качества, содержащие признаки преступления, часто остаются недоказанными, преступления не раскрытыми, поскольку, установление состава преступления в данной сфере имеет определенные трудности.
  • Ключевую роль при определении состава играет заключение судебно-медицинской экспертизы, которая проводится медицинскими учреждениями и должностными лицами, связанными корпоративной солидарностью с обвиняемым.
  • Однако, наличие правовых пробелов, влекущих порой непреодолимые препятствия в доступе к правосудию для потерпевших, не оправдывает сформировавшуюся тенденцию в следственных органах и судах, привлекать к уголовной ответственности врачей и других медицинских работников при каждом обращении пациентов, недовольных качеством медицинских услуг.
  • Среди граждан часто встречаются лица, которые находясь под влиянием эмоций и переживаний, желают свести личные счеты с врачом, пытаются возложить вину на него, отметая при этом любую мысль или доводы о том, что вред здоровью мог быть следствием несвоевременного обращения за медицинской помощью и ряда других причин.
  • Желающих подзаработать, шантажируя врачей и  руководство медицинской организации, «торгуясь» за письменное заявление о том, что обвиняемый загладил вред, причиненный потерпевшему, используя орган следствия и суд как прессинг, находится немало.
  • О том, как орган следствия пытался, действуя по шаблону привлечь к ответственности врача, и что из этого вышло, вернее – не вышло, изложу в этой публикации. 
  • Суть обвинений и первичные консультации с адвокатом. 
  • Ко мне за юридической помощью обратился учредитель стоматологической клиники, врач-стоматолог М.

Родители несовершеннолетнего Н. в претензионном порядке требовали с врача немалую сумму за якобы, причинение вреда здоровью и за возмещение морального вреда, за оказанные медицинские услуги ненадлежащего качества.

По мнению родителей, при лечении больного зуба Н., ему в стоматологической клинике была занесена инфекция, что явилось причиной воспаления десен, затем поражения  костных тканей челюсти с последующей операцией с удалением участка кости нижней челюсти и заменой его имплантатом.

По пояснениям врача-стоматолога к нему обратилась женщина с ребенком, у которого болел зуб, и она хотела, чтобы врач удалил его.

Однако, на тот, момент клиника не начала функционировать, лицензия на осуществление медицинской деятельности еще не была получена, шли работы по установке и налаживанию стоматологического оборудования и т.д.

М. пояснил женщине, что клиника еще не начала функционировать, что им необходимо обратиться в детскую стоматологическую клинику и посоветовал не удалять зуб, поскольку он был здоровый, и можно было его подлечить, рекомендовал поласкать отваром трав, делать какие-либо назначения не исследовав зуб, не возможно.

Через неделю, женщина с ребенком вернулась и предъявляла претензии, о том, что они были в детской поликлинике, там большая очередь, которую необходимо занять с раннего утра, а данная клиника находится по соседству. отвар несколько дней помогал и сейчас уже не помогает. Требовала удалить зуб ребенку и даже угрожала подать жалобу за неоказание медицинской помощи.

  1. Услышав отказ врача, женщина с ребенком ушла, и затем как выяснилось позже, заглушала зубную боль ребенка препаратами, и через еще дней 20, обратилась в другую, платную стоматологическую клинику.
  2. Врач другой клиники, который позже давал пояснения по обстоятельствам дела, принялся лечить зуб, осмотрел его и заметил, что в десне пошел процесс воспаления и нагноения.
  3. Произведя необходимые процедуры, удалив зуб, он высказал матери, что такая беспечность с ее стороны недопустима, и посоветовал лечь в стационар и провести полноценное лечение.

В стационаре (ЦГБ) обследовав, пораженный участок и получив необходимые анализы, врачи сказали, что необходима хирургическая операция, однако, делать операцию будут в конце недели. В конце недели врач ЦГБ сказал, что операцию переносят на следующую неделю.

Читайте также:  Признание родства с целью прописки в квартире

Не дождавшись, начала следующей недели мать уехала с сыном в Москву, и там, в платной клинике ему сделали операцию, заменив участок кости челюсти имплантатом.

Во всей этой несчастной истории, случившейся с мальчиком, мать винила моего доверителя, врача М., поскольку, считала, что если бы он в первый же день удалил зуб, то такие последствия бы не наступили.

Я предупредил М. о том, что сейчас начнется повальный натиск со стороны всех проверяющих и контролирующих служб и органов власти, так как, вполне логично, что женщина будет обращаться с жалобами во все органы и инстанции.

  •  Проверки контролирующих органов.
  • Как и ожидалось, проверки деятельности стоматологической клиники по жалобам были проведены подразделениями: ФОМС, налогового органа, Росздравнадзора, Роспотребнадзора и прокуратуры.
  • Положение усугублялось тем, что женщина указывала, что врач проводил лечение зуба ребенка, и лечение было неправильным, что повлекло воспаление и нагноение.
  • Вдаваться в подробности мер по защите, принятых нами по каждому виду проверки, и описать в рамках одной публикации не представляется возможным, и об этом будет изложено на личном сайте.
  • Было очевидно, что кое-кто не высвечиваясь, советовал женщине побольше писать и жаловаться в разные контролирующие органы, используя их как рычаг воздействия на врача и его клинику.
  • Как и ожидалось, в результате проверок контролирующие органы находили хоть какие-нибудь, незначительные нарушения многочисленных правил и требований, соблюдение которых в идеале на 100% практически невозможно в любой предпринимательской деятельности.
  • Среди претензий органов были такие как, слабо читаемые надписи на медицинских сосудах и склянках, отсутствие ценовой информации, отсутствие производственного контроля, отсутствие договора на утилизацию отходов, осуществление деятельности при отсутствии лицензии.
  • Доводы клиники о том, что эти все условия необходимы при осуществлении деятельности, однако, клиника не приступила к осуществлению деятельности, не принимались во внимание и в опровержение приводились доводы женщины о том, что она приходила в клинику, она функционировала, и там были посетители.
  • Все представители государственных органов контроля «по секрету» делились, что им дана «установка»: раз поступила жалоба, то какие-то нарушения они должны зафиксировать и по ним привлечь к ответственности компанию.
  • Проверки заканчивались либо предписаниями предупреждениями, либо незначительными штрафами, по обнаруженным на момент проверки нарушениям, либо прекращением административного дела в суде.

Между тем, доверитель соглашался со мной в том, что нельзя поддаваться на шантаж и недобросовестным методам женщины, поскольку, ни из одного административного материала не вытекало, что установлен факт оказания медицинских услуг ненадлежащего качества несовершеннолетнему Н. врачом данной клиники.

 Как началось уголовное преследование, без достаточных оснований.

Мои негативные прогнозы сбылись, и врача известили о том, что необходимо явиться к следователю на допрос, поскольку возбуждено уголовное дело по признакам преступления предусмотренного ч.1 ст. 235 УК РФ.

 Уголовная ответственность по данной статье, наступает при осуществлении медицинской деятельности или фармацевтической деятельности лицом, не имеющим лицензии на данный вид деятельности, при условии, что такая лицензия обязательна, если это повлекло по неосторожности причинение вреда здоровью человека.

Все мои доводы, изложенные в ходатайствах и жалобах о том, что возбуждение уголовного дела преждевременно, необоснованно, не произведена надлежащая доследственная проверка обстоятельств, что не взято даже объяснение самого врача, оставались без внимания.

Конечно же, не в моих правилах подсказывать следствию, каким образом и как процессуально должны быть закреплены доказательства и установлены обстоятельства подлежащие доказыванию, однако, в данной ситуации было решено поставить «ребром» довод о том, что все показания родителей Н., основанные на эмоциях и предположениях, не могут служить доказательством наличия состава преступления, без соответствующего заключения эксперта.

  1. Там же, защитой было обозначено, что формальное заключение эксперта с выводом: получение повреждения, повлекшего тяжкий вред здоровью возможно в срок и при обстоятельствах, указанных потерпевшей, в данном случае, ни коим образом, не будет соответствовать требованиям, предъявляемым к доказательствам.
  2.  На какие вопросы следствие должно было получить ответы, для установления наличия состава преступления по «врачебному делу»?
  3.  Говорить о наличии вины моего подзащитного допустимо лишь после получения однозначных и недвусмысленных ответов по результатам  экспертизы, с установлением таких обстоятельств, как:

— Было ли проведено медицинское вмешательство и лечение Н. в клинике врачом М., если да то, какое?

— Было ли проведено лечение зуба Н. в другой стоматологической клинике? Если да то, в какой и какое лечение?

— С каким диагнозом поступил Н. в Центральную городскую больницу, было ли назначено ему лечение, и какое?

  • — Была ли назначена операция в ЦГБ, если да то, какого характера, и по какой причине она не произведена?
  • — Какие сроки протекали между обращениями потерпевшего в каждое из медицинских клиник и учреждений?
  • — Был ли процесс воспаления и нагноения десны и участка кости челюсти у потерпевшего, в какой период времени он начался, после какого медицинского вмешательства и в каком лечебном учреждении или клинике?
  • — Мог ли процесс воспаления и нагноения быть следствием не соблюдения потерпевшим назначений врачей и не обращения за медицинской помощью в длительные сроки, если да, то после какого лечения и в какой период времени?
  • — Были ли назначены антибиотики потерпевшему, если да, то в какой клинике, и правильным ли было назначение?
  • — Принимались ли антибиотики потерпевшим, и могло ли это ослабить иммунитет потерпевшего?
  • -Имелись ли у потерпевшего инфекционные и вирусные заболевания горла, носоглотки и верхних дыхательных путей?
  • -Если да, то может ли это спровоцировать воспаление участка десны под больным зубом, в случаях, когда иммунитет ослаблен?
  • — Может ли явиться причиной воспаления десны и нагноения, попадание через основание больного зуба остатков пищи или микробов, при ослабленном иммунитете?
  • — С каким диагнозом поступил в Московскую клинику потерпевший, и какое лечение было проведено?
  • — Была ли проведена операция и где именно находился очаг воспаления и нагноения?
  • — Возможно ли занесение инфекции в ткани десны, где был очаг воспаления и нагноения, и вследствие какого медицинского вмешательства и манипуляций это возможно?
  • — В какой из клиник и учреждений были проведены такого рода манипуляции и лечение, в ходе которых могла быть занесена инфекция и из каких исходных данных это усматривается?
  • — Имело ли место затянутое и неполноценное обследование потерпевшего или неверное лечение в какой-либо из учреждений и клиник, если да, то в какой?

— Имеется ли причинно-следственная связь между действиями врачей и наступившими последствиями с ухудшением состояния здоровья Н., если да, то какие действия, каких именно врачей находятся в причинно-следственной связи с ухудшением здоровья Н.?

  1.  Когда правильно обозначенные вопросы помогают образумить орган следствия.
  2.  Прошу коллег-адвокатов и судебно-медицинских экспертов не судить строго за формулировку вопросов, и отмечу, что эти вопросы еще не были окончательно сформулированными вопросами к ходатайству о назначении судебно-медицинской экспертизы.
  3. Эти вопросы были лишь образным обозначением стороной защиты того круга обстоятельств, которые подлежали установлению, для полноценного и объективного расследования, что позволило бы говорить о наличии или отсутствии вины и вообще наличии состава преступления.
  4. При принятии решения органом следствия о назначении экспертизы, защитой планировалось заявление ходатайства о постановке конкретных, сформулированных с привлечением специалиста, вопросов, позволяющих установить вышеуказанные обстоятельства.
  5. Эти доводы так же, были изложены в жалобах на имя прокурора и руководителя органа следствия.
  6. Предпринятые защитой меры позволили «остудить пыл» органа следствия и защитить от необоснованного привлечения к уголовной ответственности врача-стоматолога, не допустив передачи в суд дела, расследованного по стандартному шаблону, по категории уголовных дел о «врачебной ошибке», с прекращением дела.
  7. Ко всему сказанному добавлю, конечно, в глазах родителей мальчика, которого несомненно жаль, адвокат мог казаться неким бездушным монстром.

Тем не менее, позиция защиты состояла в том, чтобы защитить от необоснованного административного и уголовного преследования врача, и обратить внимание следствия на необходимость установить действительную причину получения вреда здоровью Н. и чья в этом вина.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Adblock
detector