Actual

Статья 6.1 ГПК РФ. Разумный срок судопроизводства и разумный срок исполнения судебного постановления

Посиделова, Ю. Г. Разумный срок судопроизводства: понятие и значение / Ю. Г. Посиделова, Д. Н. Чушенко. — Текст : непосредственный // Новый юридический вестник. — 2022. — № 2 (35). — С. 19-22. — URL: https://moluch.ru/th/9/archive/218/7243/ (дата обращения: 20.10.2022).



Врамках данной статьи проводится комплексный анализ правовой природы разумного срока судопроизводства, исследуются и выявляются теоретические и практические проблемы. Кроме того, анализируются нормы законодательства и особенности подходов к пониманию спорной категории разумного срока судопроизводства.

Ключевые слова : разумный срок, гражданское судопроизводство, рассмотрение дела, судебное разбирательство

Как известно, Конституцией РФ закреплены положения о значении прав и свобод человека и гражданина. Они провозглашаются в качестве высшей ценности государства, подлежащей соблюдению и защите со стороны последнего [1].

Очевидно, что в качестве ключевого правового механизма обеспечения и защиты прав и свобод граждан является осуществление правосудия.

Однако, зачастую человек при защите своих прав и законных интересов в соответствующих судебных органах, сталкивается с определенными проблемами, которые берут свое начало непосредственно из-за несоблюдения сроков судопроизводства.

Актуальность темы настоящей статьи продиктована особенностями правовой природы разумного срока судопроизводства, а также рядом проблем, складывающихся в условиях несовершенства законодательного регулирования и отсутствия единой позиции относительно природы рассматриваемого института на практике.

Правовое регулирование института разумного срока в рамках гражданского судопроизводства осуществляется в соответствии с положениями ст. 6.

1 Гражданского процессуального кодекса РФ [2], в рамках которой не раз упоминается понятие разумного срока судопроизводства и исполнения судебного постановления.

Тем не менее, конкретно ни в упомянутой статье, ни в рамках разъяснений Верховного Суда РФ легальное определение данной терминологической единицы не дано.

Нарушение разумного срока рассмотрения судебных дел или исполнения судебного решения, равно как и отсутствие должного правового регулирования, спровоцировали появление ряда проблем на международном уровне. Здесь необходимо упомянуть знаковое для российской правовой действительности Постановление Европейского суда по правам человека (далее — ЕСПЧ) по делу «Бурдов против Российской Федерации».

Бурдов А. Т., будучи одним из мобилизованных военнослужащих, устранявших последствия аварии на Чернобыльской АЭС в 1986 г., стал участником ряда судебных разбирательств по вопросу получения денежной компенсации по указанному выше основанию.

Однако, спустя несколько лет, так и не получив причитающуюся ему сумму, которая, к слову, была присуждена ему вступившим в законную силу судебным решением, вынесенным по результатам рассмотрения гражданского дела, обратился в Европейский суд по правам человека, ссылаясь на нарушение его права в части справедливого разбирательства в разумный срок.

Благодаря данной позиции ЕСПЧ в Российской Федерации и появился правовой механизм, регулирующий вопросы разумного срока судопроизводства.

В юридической науке вплоть до недавнего времени вопрос понятия разумного срока в рамках судопроизводства является дискуссионным. В этом заключается теоретический проблемный аспект.

Некоторые ученые-процессуалисты убеждены в необходимости индивидуального подхода к конкретному делу для определения срока, в то время как другие отмечают, что разумный срок устанавливается уполномоченным лицом для реализации предусмотренных законом прав и обязанностей [5].

Однако, несмотря на достаточно внушительное количество разных подходов к пониманию данного понятия, нельзя игнорировать очевидный факт, что разумный срок представляет собой оценочную категорию. Данный вывод логичен и прост за счет перечисленных в гражданском процессуальном законодательстве критериев, с учетом которых устанавливается разумный срок. В их числе следующие:

  • — правовая и фактическая сложность дела;
  • — реализация участниками процесса присущих им прав и обязанностей;
  • — общая продолжительность производства по делу;
  • — реализация задач и целей судопроизводства судом, выражающаяся в эффективности и достаточности его деятельности.

Оценочный характер рассматриваемого термина подтверждается Конституционным Судом РФ в рамках проверки конституционности положений Гражданского процессуального кодекса РФ в Постановлении Конституционного суда РФ от 19.07.2011 года № 17-П «По делу о проверке конституционности положения пункта 5 части первой статьи 244.6 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобой гражданина С. Ю. Какуева».

Представляется возможным разумный срок судопроизводства определить как логически и законодательно обоснованный конкретный период времени, в рамках которого суд должен рассмотреть гражданское или арбитражное дело по существу, а компетентные органы обеспечить принудительное исполнение вступившего в законную силу судебного акта.

Кроме того, важно обратить внимание на то, что зачастую в научном сообществе можно наблюдать смешение и отождествление таких понятий как «разумный срок» и «разумный срок судопроизводства».

С четким разграничением данных терминов, думается, устранится некоторая неопределенность, поскольку «разумный срок судопроизводства» четко указывает на установление, исчисление и применение разумного срока конкретно к судебному процессу, в то время как «разумный срок» являет собой расплывчатое понятие, применимое к любому виду публичной деятельности органов государственной власти.

Таким образом, необходимо отметить, что отсутствие законодательной дефиниции термина разумного срока порождает определенные трудности в его реализации как на практике, так и в теории. Иначе говоря, определение, корректное исчисление и установление разумного срока фактически зависит только от правоприменителя, т. к.

его содержание, исходя из буквы закона, остается не в достаточной степени ясным и определенным.

Отсюда следует, что реализация основной цели данного института, которая заключается в создании такого механизма, который способен будет сформировать и привести в порядок процесс рассмотрения дела в суде и действия всех участников гражданских процессуальных отношений, ставится под сомнение.

Исходя из анализа материалов судебной практики, в Арбитражном суде Ростовской области около 13 дел находятся в производстве более 3-х лет (с 2019 г.). Данный факт демонстрирует ранее приведенные доводы относительно оценочного характера категории разумного судопроизводства [4].

Вместе с тем существует ряд иных проблем, так или иначе влияющих на теоретические и практические особенности рассматриваемого института, в том числе на его правильную реализацию.

В качестве одной из основных выступает реализация лицом права на компенсацию вреда за нарушенный разумный срок, предусмотренная Федеральным законом «О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок» [3].

Например, в упомянутом нормативном правовом акте, в целом отсутствует непосредственный диапазон для установления размера компенсации по результатам рассмотрения заявления о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок.

Следующим проблемным вопросом, который следует осветить в рамках настоящего статьи, выступает фактическое отсутствие подхода законодателя относительно положений, которые бы могли позволить с достаточной степенью ясности определить, был ли соблюден принцип разумности срока или нет [6].

Иными словами, данный вопрос решается исключительно судебным органом в самостоятельном порядке. В рамках данного вопроса нельзя отрицать высокую степень значимости проводимой оценки судом обстоятельств конкретного дела, которыми он впоследствии будет руководствоваться.

Однако здесь возникает такой важный аспект как отсутствие единообразия судебной практики, что в целом отрицательно влияет на эффективность правового механизма защиты прав и свобод человека и гражданина, и, в том числе, на реализацию права на компенсацию при нарушении разумного срока судопроизводства.

  1. Таким образом, с учетом проведенного анализа правовой природы и проблем, связанных с реализацией разумного срока судопроизводства в российском правовом пространстве, представляется возможным сделать следующие выводы.
  2. В качестве основных особенностей, которые присущи категории разумного срока судопроизводства, выступают следующие:
  3. — разумный срок как институт гражданского процесса являет собой некий общий ориентир для суда, поскольку при разрешении конкретного дела именно суду отводится роль «координатора» сроков, согласно которой он не должен допускать такого поведения участников процесса, которое повлекло бы за собой его безосновательное затягивание;
  4. — разумные сроки, будучи самостоятельной категорией в рамках гражданского судопроизводства, тем не менее, не существуют обособленно от иных процессуальных сроков. Их взаимосвязь обусловлена эффективностью механизма судопроизводства;
  5. — важность осуществления рассмотрения дела в разумный срок является неоспоримой;
  6. — один из важнейших принципов гражданского процесса — принцип справедливости, неразрывно связан с рассмотрением дела судом в разумные сроки;

Подводя итог всему ранее изложенному, необходимо отметить, что на сегодняшний день в качестве наиболее острой и все еще не полностью решенной проблемы выступает отсутствие законодательной дефиниции в части определения «разумного» срока судопроизводства. В этой связи, неясны четкие критерии и принципы, которым руководствуется судебный орган при определении соблюдения, исчисления и установления разумного срока судопроизводства.

Представляется, что в случае, если несовершенства законодательства в этой части не будут устранены, эффективность защиты прав лиц-участников гражданского процесса в рамках вопроса восстановления нарушенного права на разумный срок судопроизводства, будет постепенно снижаться, что, в свою очередь, негативно скажется на механизме судопроизводства в целом.

Литература:

Как суды определяют разумный срок по ГК и УПК РФ, есть ли временные рамки

В большинстве статей Гражданского кодекса РФ, посвященных исполнению обязательств, прописываются сроки их исполнения. Но иногда вместо сроков исполнения можно встретить термин «разумный срок». При этом гражданское законодательство не дает точного определения этому термину и не содержит временных границ разумных сроков.

Читайте также:  Может ли иностранный гражданин с регистрацией в одном субъекте рф работать в другом субъекте рф

⏰ Разумный срок в гражданском праве

Под понятием разумного срока в гражданском праве понимается разумный срок исполнения обязательств. Это временной отрезок, необходимый должнику для осуществления действий, предусмотренных обязательством.

Никаких специальных критериев разумности срока в Гражданском кодексе РФ нет. Это определение относительно и носит оценочный характер, поэтому при возникновении споров разумность срока определяет суд исходя из сложившейся практики и обстоятельств конкретного дела. При этом стороны спора имеют право высказаться насчет разумности сроков, но итоговое решение суд оставляет на свое усмотрение.

Определяя разумность срока, суд обязан в своем решении обосновать, почему он счел именно этот срок разумным. В противном случае, заинтересованное лицо имеет право подать апелляцию, после чего решение суда может быть отменено.

Применение в гражданских делах

Обычно определение разумного срока используется в следующих случаях (кроме ситуаций, когда договором или законом регламентировано иное):

  1. Если для совершения какой-либо сделки необходимо согласие третьего лица или органа власти, то о своем решении данное лицо или орган власти обязаны уведомить именно в разумный срок.
  2. Если сделка была совершена от имени представителя в интересах другого лица, то об одобрении действий своего представителя представляемое лицо должно уведомить в разумный срок.
  3. Если при залоге заложенная вещь была испорчена или уничтожена в ситуации, за которую залогодержатель не несет ответственности, то залогодатель должен в разумный срок восстановить или заменить эту вещь.
  4. Если при поручительстве возникла ситуация перевода долга, а поручитель в разумный срок не дал согласия на свою ответственность за выполнение обязательств новым должником.

Чаще всего разумный срок возникает в процессе исполнения обязательств по договору, согласно ст. 314 Гражданского кодекса РФ. Опираясь на данную статью, стороны часто считают разумным сроком 7 дней.

Упоминание разумного срока можно найти более, чем в полусотне статей Гражданского кодекса РФ, в том числе в ст. 157.1, ст. 345 и др.

Вы согласны с понятием «разумный срок» в гражданском и уголовном праве?Да, считаю это понятие обоснованнымНет, мне бы хотелось, чтобы все было прописано четкоНикогда об этом не задумывался

???? Разумный срок в уголовном праве

Понятие разумного срока встречается не только в гражданском, но и в уголовном законодательстве – в ст. 6.1 Уголовно-процессуального кодекса РФ. При этом определение и временные рамки разумного срока в этом нормативном акте так же не закреплены. Но в ч. 3 ст. 6.

1 Уголовно-процессуального кодекса РФ говорится, что разумный срок уголовного судопроизводства включает в себя период со дня начала уголовного преследования (для обвиняемого) или со дня сообщения о преступлении (для потерпевшего и иных лиц) до дня вынесения обвинительного приговора или до дня прекращения уголовного преследования.

Для определения разумного срока в уголовном праве должны учитываться следующие обстоятельства:

  • правовая и фактическая сложности материалов дела;
  • поведение участников уголовного судопроизводства;
  • своевременность обращения потерпевшего о совершении преступления;
  • общая продолжительность уголовного судопроизводства;
  • эффективность и достаточность действий органов дознания, следственных и судебных органов.

Интересно, что в 2020 году Конституционный суд РФ вынес Постановление о признании ч. 3 ст. 6.1 УПК РФ неконституционной. Это касалось определения разумного срока для потерпевшего.

Неконституционным было признано не учитывать период со дня подачи потерпевшим заявления о преступлении и до момента возбуждения уголовного дела в ситуациях, когда производство по делу прекращено в связи со смертью подозреваемого.

В 2019 году Конституционный суд РФ также вынес Постановление о признании ч. 3 ст. 6.1 УПК РФ неконституционной в части определения разумного срока для потерпевшего.

Неконституционным было признано не учитывать период со дня подачи потерпевшим заявления о преступлении и до момента возбуждения уголовного дела в ситуациях, когда производство по делу завершилось вынесением обвинительного приговора.

Федеральный закон от 31.07.2020 №243 внес изменения в ч. 3 ст. 6.1 УПК РФ.

Конфискация подозрительных накопленийЧитатьПорочащие сведения. Как защитить свою честь по Гражданскому кодексуПодробнееКто и как разыскивает граждан, бегающих от алиментовСмотреть

❗ Мнение эксперта

Понятие разумного срока в судопроизводстве

Понятие «разумный срок судопроизводства» присутствует в гражданском (ст. 6.1 ГПК РФ), арбитражном (ст. 6.1 АПК РФ), уголовном (ст. 6.1 УПК РФ), административном (ст. 10 КАС) процессе.

Более того, для защиты конституционного права граждан на разумный срок судебного разбирательства был принят специальный Федеральный закон от 30.04.2010 №68-ФЗ «О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок».

Тем не менее, ни один из этих актов не определяет срока, который можно считать разумным, а лишь отражает выработанные практикой Европейского Суда по Правам Человека (далее – ЕСПЧ) критерии определения «разумности»: правовая и фактическая сложность дела, поведение участников процесса, достаточность и эффективность действий суда, осуществляемых в целях своевременного рассмотрения дела, и общая продолжительность судопроизводства по делу.

Однако обратимся к истории названного закона и статей процессуального законодательства. Они были приняты не случайно, а стали реакцией РФ на знаковое Постановление ЕСПЧ по делу «Бурдов против РФ»[1] №2 (Жалоба №33509/04), принятое 15 января 2009.

В резолютивной части Постановления говорилось, в частности: «власти государства-ответчика обязаны ввести в течение 6 месяцев со дня вступления настоящего Постановления в силу в соответствии с п. 2 ст.

44 Конвенции [о защите прав человека и основных свобод] эффективное внутреннее средство правовой защиты или комбинацию таких средств правовой защиты, которые обеспечат адекватное и достаточное возмещение в связи с неисполнением или несвоевременным исполнением решений национальных судов с учётом конвенционных принципов, установленных в прецедентной практике Европейского суда».

Конституционный Суд РФ (далее – КС) в своём определении от 03.07.2008 №734-О-П «По жалобе гражданки В. на нарушение её конституционных прав ст.

151 ГК РФ» отразил, в том числе, позицию ЕСПЧ, упомянув, в частности, более раннее постановление по делу «Бурдов против РФ», вынесенное 7 мая 2002. КС подчеркнул, что ст.

151 ГК РФ не препятствует принятию решения о денежной компенсации в случаях неисполнения судебных решений по искам к РФ, её субъектам или муниципальным образованиям, однако, «этим с федерального законодателя не снимается обязанность – исходя из Конституции РФ и с учётом настоящего Определения – в кратчайшие сроки установить критерии и процедуру, обеспечивающие присуждение компенсаций за неисполнение решений по искам к РФ, её субъектам или муниципальным образованиям, в соответствии с признаваемыми РФ международно-правовыми стандартами».

Таким образом, принятие ряда судебных актов по вопросам чрезмерных сроков судебного разбирательства ЕСПЧ, и, наконец, реакция КС РФ послужили необходимым катализатором для введения соответствующих норм в российское процессуальное законодательство. После их введения на российские суды обрушился поток соответствующих заявлений с требованиями компенсации за нарушение разумных сроков. И здесь мы сталкиваемся с центральной проблемой рассматриваемой правовой категории.

Казалось бы, что может быть яснее, чем требования разумности, здравого смысла? Но, как показывает практика, не всё так просто, ведь и само понятие «разумный срок» и те критерии, которые перекочевали в российское законодательство из судебной практики, бесспорно, являются исключительно оценочными.

Так, истец полагает, что его дело является простым, судья же (с профессиональной точки зрения!) оценивает дело как сложное, требующее повышенного внимания и выработки чёткой позиции по всем затрагиваемым в процессе судебного разбирательства правовым вопросам.

Истец может полагать, что поведение сторон удовлетворяет любым нормам (от процессуальных до этических), а действия суда не являются достаточными и эффективными для оптимального рассмотрения и разрешения дела. Очевидно, что позиция суда по этим вопросам может быть в точности противоположной.

Из всего этого мы можем сделать вывод, что любой спор, проистекающий из требований о разумном сроке, сведётся лишь к голословным оценочным суждениям сторон и суда.

Один из способов выхода из описанного тупика – отсылка к обычному порядку.

Например, при рассмотрении некоего дела сторона подаёт жалобу о нарушении своего права на судопроизводство в разумный срок; рассматривающий жалобу суд принимает во внимание обстоятельства дела, в рамках которого, по мнению заявителя, нарушено его право, и отыскивает подобные этому делу процессы в судебной практике. Если жалоб о нарушении права на судопроизводство в разумный срок в найденных судом аналогах не подавалось, то эта практика обобщается, и средний срок судопроизводства принимается как нормальный и обычный в подобных делах.

Также, как и следовало ожидать, появилось предложение об установлении жёстких процессуальных сроков, установлении предельного количества продления сроков и переноса заседаний суда.

Это предложение ценно тем, что позволяет посмотреть на проблему ad absurdum, вернуться к первопричинам того, почему в праве необходимы оценочные категории, а судью нельзя заменить автоматом, решающим правовые вопросы путём выбора нормы по сходству нормы и конкретного юридического состава.

Универсализм и жёсткость в юридическом (в том числе гражданском) процессе неприемлемы, так как не позволяют учесть всего возможного разнообразия обстоятельств и ситуаций.

Читайте также:  Как узаконить постройку мансарды в частном доме

Оговоримся, что приведённые в двух предыдущих абзацах выводы в равной мере применимы не только к судопроизводству, но и к исполнению судебных актов. Хотелось бы, в то же время, подчеркнуть, что исполнение судебных актов было бы более эффективным, если бы служба судебных приставов была напрямую подчинена судам.

Возможно, структура органов исполнительной власти выглядит вполне продуманной в том виде, какой имеет сейчас, но по нашему глубокому убеждению, если некто принимает решения, то должен быть наделён и способностью их исполнения. Судьи же никоим образом не могут оказать реальное воздействие на исполнение принятых ими решений.

Если же подчинить исполнителя – ФССП – напрямую суду, то возможности последнего влиять на ход исполнения судебных актов, безусловно, возрастут. Кроме того, стоит ли говорить о том, что судебные приставы должны территориально находиться при суде и исполнять решения того суда, при котором находятся.

Иными словами, система должна быть построена с максимальным удобством для обращающегося за защитой своих прав лица.

Возвращаясь к практике ЕСПЧ, нельзя не отметить опубликованные 17 апреля 2012 Постановления по делам «Илюшкин и другие против России» (Ilyushkin and Others v. Russia, жалобы NN 5734/08 и др.) и «Калинкин и другие против России» (Kalinkin and Others v. Russia, жалобы NN 16967/10 и др.

), которыми ЕСПЧ прямо заключил, что ФЗ «О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок» от 30.04.

2010 №68-ФЗ не создаёт необходимого эффективного средства правовой защиты, так как позволяет получить компенсацию за нарушение права на исполнение лишь «судебного акта, предусматривающего обращение взыскания на средства бюджетов бюджетной системы РФ», но не иных судебных актов, которые государство обязано исполнить «в натуре».

Тем самым, наблюдается продолжение известной практики исполнения государством решений ЕСПЧ, да и непосредственно российских судов: компенсации выплачиваются исправно, но если речь идёт о действиях вроде ремонта ветхого жилья, предоставления социальных льгот, запрета или разрешения какой-либо деятельности – исполнение затягивается, и попытки принудить к исполнению не имеют желаемого результата.

Помимо всего прочего, стоит особо отметить констатацию ЕСПЧ того, что интерпретация 68-ФЗ Верховным Судом РФ, данная им при рассмотрении дел ряда заявителей, свидетельствует о том, что заявители – как и иные лица, находящиеся в сходной ситуации – лишены внутренних средств правовой защиты.

ЕСПЧ, в частности, прямо сослался на совместное Постановление Пленумов ВС и ВАС РФ N 30/64 от 23.12.2010 «О некоторых вопросах, возникающих при рассмотрении дел о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок и права на исполнение судебного акта в разумный срок».

Итак, совершенно очевидно, что норма о разумных сроках судопроизводства и исполнения судебных актов «не работает» надлежащим образом.

Системный анализ проблемы подсказывает, что причины дисфункциональности нормы лежат не только в области судопроизводства и исполнения судебных актов – нельзя винить во всём только судей и приставов, хотя, безусловно, именно из-за их негодной работы дела рассматриваются, а судебные решения исполняются годами. Корень зла лежит в основании всей российской действительности – тотальная безответственность в совокупности с размытостью и пересечением полномочий позволяют любому органу или должностному лицу «откреститься» от выполнения любой задачи, переложить её на другого, а ещё проще – перенаправлять граждан и представителей юридических лиц из одного присутственного места в другое, пока те не осознают бесплодность попыток заставить скакать мёртвую лошадь.

[1] http://hudoc.echr.coe.int/sites/eng/pages/search.aspx?i=001-90671

Принцип разумности (ст. 6.1 ГПК)

 Согласно принципу разумности судопроизводство в судах и исполнение судебных постановлений осуществляются в разумные сроки. Разбирательство дел в судах осу­ществляется в сроки, предусмотренные ГПК.

Продление этих сроков допустимо в случаях и в порядке, установленных ГПК, но при этом судопроизводство должно осуществляться в разумный срок.

При определении разумного срока судебного разбирательства, который включает в себя период со дня поступления искового заявления или заявления в суд первой инстанции до дня принятия последнего судебного поста­новления по делу, учитываются такие обстоятельства, как правовая и фактическая сложность дела, поведение участников гражданского процесса, достаточность и эффективность действий суда, осуществля­емых в целях своевременного рассмотрения дела, и общая продолжительность судопроизводства по делу.

3) равенство всех перед законом и судом (ст. 6 ГПК);

(ст. 19 Конституции, ст. 6 ГПК). Осуществление правосудия на началах равенства граждан перед законом и судом как принцип гражданского процесса предусмотрено ст. 19 Конституции, в которой сказано:

«1. Все равны перед законом и судом. 2.

Государство гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места житель­ства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к обществен­ным объединениям, а также других обстоятельств. Запрещаются любые формы ограничения прав граждан по признакам социальной, расовой, национальной, языковой или религиозной принадлежности. 3. Мужчина и женщина имеют равные права и свободы и равные возможности для их реализации».

Равенство граждан перед законом и равенство их перед судом — положения, органически связанные друг с другом, но это не лишает каждое из них самостоятельного содержания.

Приведенное основное содержание данного принципа позволяет проанализировать и соотношение двух его положений, хотя и не раскрывает полностью сущности каждого из них.

При этом следует прежде всего отметить, что равенство граждан перед законом — понятие более широкое, чем равенство их перед судом, ибо первое характеризует правовое положение граждан во всех областях жизни общества, а второе касается только сферы осуществления правосудия.

Равенство граждан перед судом предопределяется их равенством перед законом, так как суд обязан действовать на основе законодательства, которое не создает преимуществ или ограничений в зависимости от социаль­ного, имущественного и служебного положения, расы, национальности и вероисповедания.

Без равенства перед законом невозможно и равенство перед судом. Под равенством граждан перед судом следует понимать то, что все они несут ответственность перед судами, входящими в единую систему, не имея при этом никаких преимуществ и не подвергаясь никаким ограничениям.

Правосудие по гражданским делам осуществляется на началах равенства перед законом и судом всех граждан независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям и других обстоятельств, а также всех организаций независимо от их организационно-правовой формы, формы собственности, места нахождения, подчиненности и других обстоятельств.

Практическая значимость указанного принципа невероятно высока. Именно этим принципом необходимо руководствоваться лицу при составлении апелляционной жалобы в случае, если суд выносит разные решения, либо отказывается рассматривать дело, тождественное тому, что было рассмотрено им ранее.

4) единоличное и коллегиальное рассмотрение гражданских дел (ст. 7 ГПК);

 Гражданские дела в судах первой инстанции рассматриваются судьями этих судов единолично или в предусмотренных федеральным законом случаях коллегиально. Если (в соответствии с требованиями ГПК) судье предоставлено право единолично рассматривать гражданские дела и совершать отдельные процессуальные действия, то он действует от имени суда.

Дела по жалобам на судебные постановления мировых судей, не вступившие в законную силу, рассматриваются в апелляционном порядке единолично судьями соответствующих районных судов. Решения районных судов, не вступившие в законную силу, рассматриваются в апелляционном порядке коллегиально судьями областных и приравненных им судов.

Разбирательство гражданских дел в судах кассационной и надзорной инстанций осуществляется коллегиально.

В настоящий момент, коллегиальное рассмотрение дел по первой инстанции в рамках ГПК не предусмотрено (такой случай допускает КАС по делам о расформировании избирательной комиссии, комиссии референдума)

5) независимость судей и подчинение их только Конституции и федеральному закону (ст. 8 ГПК, ст. 120 Конституции);

В Российской Федерации независимость суда закреплена прежде всего в Конституции. В ст. 10 Основного закона сказано: «Государственная власть в Российской Федерации осуществляется на основе разделения на законодательную, исполнительную и судебную.

Органы законодательной, исполнительной и судебной власти самостоятельны». Дополняют и конкретизируют это положение ст. 120—122 Конститу­ции, специально посвященные судебной власти. Так, согласно ст. 120 судьи независимы и подчиняются только Конституции и федеральному закону.

Судьи несменяемы (ст. 121) и неприкосновенны (ст. 122).

В силу ст. 5 ФКЗ «О судебной системе РФ» суды осуществляют судебную власть самостоятельно, независимо от чьей бы то ни было воли, подчиняясь только Конституции и данному Закону. Судьи, участву­ющие в осуществлении правосудия, независимы и подчиняются только Конституции и федеральному закону. Гарантии их независимости уста­навливаются Конституцией и федеральным законом.

Суд, установив при рассмотрении дела несоответствие акта государственного или иного органа, а равно должностного лица Консти­туции, федеральному конституционному закону, федеральному закону, общепризнанным принципам и нормам международного права, международному договору РФ, конституции (уставу) субъекта РФ, закону субъекта РФ, принимает решение в соответствии с правовыми положениями, имеющими наибольшую юридическую силу.

В Российской Федерации не могут издаваться законы и иные нормативные правовые акты, отменяющие или умаляющие самостоятельность судов, независимость судей.

Лица, виновные в оказании незаконного воздействия на судей, участвующих в осуществлении правосудия, а также в ином вмешательстве в деятельность суда, несут ответственность, предусмотренную федеральным законом.

Читайте также:  Оформление российского гражданства ребенку

Присвоение властных полномочий суда наказывается в соответствии с уголовным законом.

Независимость судей является важным условием существования в стране авторитетной и самостоятельной судебной власти, способной беспристрастно и объективно осуществлять правосудие, эффективно защищать права и законные интересы граждан и государства. В ст. 120 Конституции записано, что судьи независимы и подчиняются только Конституции и федеральному закону.

Информация о внепроцессуальных обращениях государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, организаций, должностных лиц или граждан, поступивших судьям по гражданским делам, находящимся в их производстве, либо председателю суда, его заместителю, председателю судебного состава или председателю судебной коллегии по гражданским делам, находящимся в производстве суда, подлежит преданию гласности и доведению до сведения участников судебного разбирательства путем размещения данной информации на официальном сайте суда в Интернете и не является основанием для проведения процессуальных действий или принятия процессуальных решений по гражданским делам. Правосудие — самостоятельная область государственной деятельности, свободная от чьего бы то ни было руководства и надзора. Государственная власть, закрепившая законом независимость судей, сама обязана соблюдать провозглашенный ею же принцип. Между тем независимость судей является важным условием существования в стране авторитетной и самостоятельной судебной власти, способной беспристрастно и объективно осуществлять правосудие, эффективно защищать права и законные интересы граждан и государства.

6) государственный язык гражданского судопроизводства (ст. 9 ГПК);

Настоящий принцип обеспечивает доступность суда для населения, возможность реального осуществления процессуальных прав всеми участниками процесса, воспитательного воздействия судопроиз­водства.

Значение принципа государственного языка судопроизводства заключается и в том, что он является необходимым условием реального обеспечения другого демократического начала — гласности (транспарентности) судопроизводства.

Все это обусловило закрепление принципа государственного языка судопроизводства на конституционном уровне. Так, ч. 2 ст. 26 Конституции провозглашает: «Каждый имеет право на пользование родным языком». Это право распространяется не только на граждан России, но и на лиц без гражданства и иностранцев.

Русский язык, являющийся основным средством межнационального общения народов России, имеет статус государственного на всей территории РФ (п. 1 ст. 68 Кон­ституции, ст. 3 Закона РФ от 25.10.1991 № 1807-1 «О языках народов Российской Федерации»).

Однако единого государственного языка, что имело место в дореволюционной России, когда русский язык был обязателен в судах, Конституция не предусматривает.

Республики вправе устанавливать свои государственные языки. В органах государственной власти, ОМС, государственных учреждениях они употребляются наряду с государственным языком РФ (п. 2 ст. 68 Конституции).

Судопроизводство и делопроизводство в КС РФ, ВС РФ и других правоохранительных органах РФ ведется на государственном языке РФ.

Судопроизводство республик в составе РФ ведется на государственных языках этих республик и (или) на языке большинства иноязычного населения, компактно проживающего в какой-либо местности, а также на государственном языке РФ в соответствии с законодательством РФ (ст. 18 ФЗ «О языках народов Российской Федерации»).

Другой гарантией прав для участников судопроизводства, не владеющих языком, на котором ведется судопроизводство, является предусмотренное данной нормой право каждого из них выступать в суде на родном языке. Нарушение закона об обеспечении лица, не владеющего языком, на котором ведется судопроизводство, переводчиком является существенным нарушением закона (ст. 4 ФЗ «О языках народов Российской Федерации»).

Гражданское судопроизводство ведется на русском языке — государственном языке РФ или на государственном языке республики, которая входит в состав Российской Федерации и на территории которой находится соответствующий суд. В военных судах гражданское судопроизводство ведется на русском языке.

Лицам, участвующим в деле и не владеющим языком, на котором ведется гражданское судопроизводство, разъясняется и обеспечивается право давать объяснения, заключения, выступать, заявлять ходатайства, подавать жалобы на родном языке или на любом свободно избранном языке общения, а также пользоваться услугами переводчика.

Таким образом, Конституция (ст. 26, 68) предоставила субъектам гражданского судопроизводства широкие возможности для активного участия в судебных действиях вне зависимости от степени владения языком судопроизводства. Это полностью соответствует общей тенденции в регламентации правосудия к последовательному и всесторон­нему развитию и совершенствованию гарантий прав граждан.

Принцип обеспечения разумного срока судопроизводства и исполнения актов правосудия | Студент-Сервис

Принцип разумности сроков судопроизводства означает, что судопроизводство осуществляется в разумный срок.

Стремление к обеспечению своевременного рассмотрения и решения вопросов, возникающих при производстве по делам, подведомственным судам и другим правоохранительным органам, и к преодолению «извечной проблемы», называемой «судебная волокита», обусловило признание на законодательном уровне требования о разумном (обоснованном) сроке разбирательства дел и исполнения актов правосудия одним из таких положений, которые относятся к числу принципов судопроизводства.

Суть этого принципа определена предписаниями УПК РФ, ГПК РФ, АПК РФ и КАС РФ. В каждом из них имеется статья под одним и тем же номером – 61 (ст. 10 в КАС РФ), в которой содержатся основные и весьма похожие положения о разумном сроке судопроизводства и исполнения принимаемых итоговых решений по соответствующим делам. Так, ч. 3 ст.

61 УПК РФ предусматривает: «При определении разумного срока уголовного судопроизводства, который включает в себя период с момента начала осуществления уголовного преследования до момента прекращения уголовного преследования или вынесения обвинительного приговора, учитываются такие обстоятельства, как правовая и фактическая сложность уголовного дела, поведение участников уголовного судопроизводства, достаточность и эффективность действий суда, прокурора, руководителя следственного органа, следователя, начальника подразделения дознания, органа дознания, дознавателя, проводимых в целях своевременного осуществления уголовного преследования или рассмотрения уголовного дела, и общая продолжительность уголовного судопроизводства».

Для реального обеспечения рассматриваемого принципа предпринимаются конкретные меры. Так, если суд длительное время не рассматривает уголовное дело и затягивает судебный процесс, то заинтересованные лица вправе обратиться к председателю суда с заявлением об ускорении рассмотрения дела.

Данное заявление рассматривается председателем суда в срок не позднее 5 суток со дня поступления, и по результатам рассмотрения заявления председатель суда выносит мотивированное постановление, в котором может быть установлен срок проведения судебного заседания по делу и (или) могут быть приняты иные процессуальные действия для ускорения рассмотрения дела. Кроме того, для реального обеспечения данного принципа принят ФЗ «О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок». Данным законом предусмотрена возможность присуждения пострадавшему от волокиты гражданину «денежной компенсации за нарушение его права на судопроизводство в разумный срок или на исполнение судебных решений в такой срок».

Принцип охраны чести и достоинства личности
Впервые в нашей стране именно в Конституции РФ получила полное нормативное воплощение идея охраны чести и достоинства личности (ст. 21, 23, 24). Во-первых, Конституция установила, что достоинство личности охраняется государством и в ч. 2 ст.

21 специально подчеркнуто: «Никто не должен подвергаться пыткам, насилию, другому жестокому и унижающему человеческое достоинство обращению или наказанию».

Во-вторых, на конституционном уровне сформулировано соответствующее международным стандартам положение о праве каждого на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей жизни и доброго имени. Конституция России не ограничилась констатацией права человека на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых и телеграфных сообщений.

Она подчеркнула, что ограничение этого права допускается только на основании судебного решения (ч. 2 ст. 23). В-третьих, Конституцией РФ установлено, что сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия не допускаются (ч. 1 ст. 24).

Необходимо подчеркнуть, что перечисленные конституционные положения имеют отношение к судопроизводству и осуществлению правосудия по уголовным делам и гражданским делам, входят в предмет деятельности судебной власти. Но их значение выходит за пределы судопроизводства и деятельности суда.

Следует отметить, что в действующем законе и до принятия Конституции 1993 г. были некоторые нормы, направленные на защиту чести и достоинства личности.

Для предотвращения разглашения сведений об интимных сторонах жизни участвующих в деле лиц закон допускает проведение закрытых заседаний суда, а также считает допустимым ограничение гласности при проведении предварительного расследования.

Действующий УПК РФ наделяет следователя правом при проведении следственных действий предупреждать участвующих в этом лиц о недопустимости без его согласия разглашения данных предварительного следствия.

УПК РФ возлагает на следователя обязанность принимать меры, чтобы не получили оглашения выявленные при обыске и выемке обстоятельства интимной жизни лиц, в помещениях, принадлежащих которым, были проведены соответствующие действия.

Эти и другие положения в настоящее время подлежат применению в ходе производства по уголовным делам с учётом норм действующей Конституции РФ.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Adblock
detector