Новости

Практика уголовно правовой квалификации рейдерских поглощений

18 декабря 2017

Практика уголовно правовой квалификации рейдерских поглощений

Рейдерство, или незаконный захват чужой собственности, как явление достигло в России небывалых размахов: по оценкам экспертов, ежегодно в нашей стране происходит до 70 тысяч рейдерских захватов. Причем сейчас защита от захвата требуется не только крупным корпорациям, но и небольшим фирмам — в этом и есть особенность современного рейдерства.

Если раньше бизнес захватывался типично криминальными способами (шантаж, угроза, насилие, захват заложников, подделка документов и т.д.

), то в настоящее время рейдеры в подавляющем большинстве случаев используют внешне законные способы, например, искусственное создание или покупку кредитной задолженности организации-«жертвы», внесение изменений в учредительные документы и незаконное приобретение долей в уставном капитале, выпуск фиктивных долговых обязательств и векселей. Для последующей легализации действий по захвату бизнеса привлекается штат квалифицированных юристов и адвокатов, которые используют средства гражданского судопроизводства и в качестве представителей получают необходимые судебные решения. Кроме того, рейдерство может производиться при «поддержке» силовых структур — ОМОНа, полиции и т.д.

В отличие от цивилизованного бизнеса, где слияние и поглощение предприятий как формы реорганизации основаны на взаимном согласии и равноправии сторон, а добрая воля лица, передающего бизнес или его часть явно выражена и не подвержена сомнению, в случае рейдерства захват активов происходит вопреки воле его предыдущих собственников. Учредители лишаются своей собственности и имущественных прав, терпят большие убытки и теряют источник дохода, а рейдеры, в свою очередь, практически за бесценок либо за сумму, на несколько порядков ниже рыночной, получают готовый бизнес.

Негативно рейдерство сказывается и на экономической ситуации, поскольку оно устраняет конкуренцию — неотъемлемую составляющую рыночной экономики, приводит к разорению среднего и малого бизнеса, потере рабочих мест.

Рейдерский захват — статья Уголовного кодекса РФ

Рейдерство в УК РФ как преступление не закреплено в отдельной статье, но более 10 различных статьей предусматривают ответственность за те или иные действия по незаконному захвату собственности.

Наиболее распространённой статьей, которая применяется на практике при квалификации действий рейдеров, это статья 159 УК РФ (мошенничество); сама диспозиция данной статьи, предусматривающая ответственность за хищение чужого имущества путём обмана или злоупотребления доверием, полностью охватывает действия злоумышленников по захвату чужого бизнеса.

Помимо указанной статьи действия рейдеров нередко квалифицируются по следующим статьям УК РФ (по совокупности со статьёй ст. 159 или отдельно от неё):

  • 179 УК РФ, если рейдер принуждает владельца организации заключить сделку по отчуждению имущества под угрозой насилия;
  • 170.1 — в случаях, когда в регистрирующий орган представляются заведомо ложные данные в целях внесения недостоверных сведений в ЕГРЮЛ, реестр ценных бумаг или систему депозитарной учета;
  • 170 — в отношении должностных лиц, регистрирующих заведомо незаконные сделки, искажающих сведения ЕГРЮЛ и государственного кадастра;
  • 173.1 и 173.2 — при использовании в процессе захвата фирм-однодневок и подставных лиц;
  • 183 — при незаконном получении сведений, составляющих коммерческую, налоговую или банковскую тайну;
  • 185.5 — фальсификация решения общего собрания или совета директоров общества;
  • 186 — в части изготовления и сбыта ценных бумаг;
  • 196 и 197 — преднамеренное и фиктивное банкротство;
  • 303 — фальсификация доказательств, — при представлении в суд в целях получения неправосудного акта поддельных документов;
  • 327 — подделка документов;
  • ч. 3 ст. 299 — незаконное возбуждение уголовного дела в целях воспрепятствования предпринимательской деятельности.

Приведённый перечень является неполным, в зависимости от конкретных обстоятельств дела и используемых схем органы следствия могут квалифицировать действия рейдеров и их соучастников, совершающих в процессе захвата собственности сопутствующие общественно опасные деяния, по иным статьям УК РФ, предусматривающим ответственность за налоговые и иные преступления в сфере экономической деятельности, преступления против собственности и должностные преступления, преступления против правосудия, а также против жизни и здоровья граждан.

Депутаты и сенаторы Федерального собрания РФ неоднократно предлагали включить в УК РФ статью 159.7 УК РФ, предусматривающую ответственность непосредственно за рейдерский захват, причем наказание предлагалось сделать суровым — до 20 лет лишения свободы с конфискацией имущества.

Представляется, что в связи с распространенностью данного деяния и его повышенной общественной опасностью, такие предложения вполне обоснованы; как мы отметили выше, имеющаяся редакция диспозиции статьи 159 УК РФ полностью охватывает действия правонарушителей по захвату чужой собственности, в связи с чем нет необходимости введения в кодекс отдельной статьи, предусматривающей ответственность за рейдерство. Между тем санкция части 4 ст. 159 УК РФ, по которой и привлекаются к отвественности рейдеры, предусматривает максимальное наказание в виде лишения свободы сроком до 10 лет, относя эти преступления к категории тяжких. Введение отдельной части в ст. 159 УК РФ в отношении рейдеров позволило бы выделить это деяние в качестве вида мошенничества, предусмотрев повышенную ответственность за совершение подобных деяний с отнесением их к категории особо тяжких преступлений. Все это способствовало бы сохранению стройности системы уголовного законодательства, облегчило бы практическое применение статьи в данной части, а также способствовало бы более полной реализации превентивной функции уголовного закона.

В случае введения в закон новой части ст.

159 УК РФ, вполне логично было бы отнести расследование уголовных дел данной категории к подследственности следователей Следственного комитета РФ, к которой отнесена основная масса преступлений в сфере экономической деятельности; это, на наш взгляд, положительным образом сказалось бы как на качестве расследования, так и на исключении споров о подсудности и соблюдении сроков при проведении проверок сообщений о фактах рейдерских захватов.

Защита от рейдерства — как обезопасить свою компанию?

В глобальном понимании рейдерство неистребимо, пока будут существовать пробелы в законодательстве, взяточничество и коррупция. Но любой фирме под силу снизить риск «попадания в руки» рейдеров. Для этого следует придерживаться следующих правил:

  • полномочия в доверенности на любого сотрудника должны быть строго ограничены на решение узкого круга задач;
  • передача активов и отчуждение собственности могут быть прерогативой совета директоров, а не менеджеров;
  • процесс сбыта (передачи) третьим лицам долей в уставном капитале общества, недвижимого имущества, основных средств должен быть строго регламентирован отдельным внутренним нормативным документом общества с определением основополагающих положений в уставных документах;
  • к выбору сотрудников, особенно топ-менеджеров, бухгалтеров, материально-ответственных и доверенных лиц стоит отнестись внимательно — лучше проверять их личности через службы безопасности или специальные агентства;
  • акционерный капитал стоит по возможности максимально консолидировать в одних руках; при наличии множества акционеров необходимо реализовать систему мер по предотвращению скупки определённого количества (дающего право решающего голоса) акций сторонними лицами без ведома учредителей (основных акционеров);
  • в устав следует быть введено правило о преимущественном праве покупки долей или акций, недвижимого имущества, основных средств, внутренних (внутрихолдинговых) векселей и иных долговых обязательств соответственно участниками (учредителями) и юридическими лицами, входящими в холдинг или группу предприятий;
  • номинальных лиц в управлении компанией нужно избегать;
  • в фирме должна действовать отлаженная система защиты информации;
  • в организации необходима отдельная регламентация и строгий учёт действий по выпуску векселей и иных долговых обязательств;
  • необходимы регламентация и строгий учёт всех действий по изготовлению, хранению и использованию печатей и штампов, используемых организацией в своей деятельности;
  • необходима регламентация и строгий учёт взаимоотношений между руководителями и сотрудниками, входящими в административный аппарат общества, с внедрением практики «служебных записок» хотя бы в отношении тех действий или процессов, которые могут повлечь образование задолженности, реализацию долей в капитале общества, недвижимого имущества и основных средств;
  • следует избегать сосредоточение функций по реализации основных активов общества и распоряжению крупными суммами денежных средств в руках одного лица, не являющегося основным или единственным собственником общества; при удалении собственников бизнеса от управления обществом необходима регламентация в уставных документах процедуры истребования их согласия на осуществление значимых сделок;
  • необходимо поручить юристу или юридическому отделу не реже чем раз в месяц проверять базы ГАС «Правосудие» и иные базы судов на предмет наличия в производстве судов дел с участием либо в отношении общества;
  • желательно закрепление в уставных документах общества принципа, согласно которому все действия по реализации долей в уставном капитале, недвижимого имущества и основных средств осуществляются конкретным нотариусом или нотариусами определенных нотариальных округов;
  • вся деятельность фирмы должна осуществляться в строгом соответствии с действующим законодательством.

Штатному юристу, никогда не сталкивавшемуся с захватом чужой собственности, трудно оценить все риски и снизить их. В случаях, когда организация подвергается рейдерскому захвату, пострадавшие лица оказываются перед лицом целого ряда проблем: правоохранительные органы отказываются возбуждать уголовные дела;

  • проверки по заявлениям о преступлении проводятся сотрудниками подразделений ЭБиПК МВД РФ формально и с нарушением процессуальных сроков;
  • материалы проверок пересылаются из одного территориального подразделения в другое, из органов полиции в органы СКР в связи со спором о подследственности;
  • не редко в возбуждении уголовного дела отказывается со ссылкой на наличие корпоративного спора и гражданского правонарушения.

Большое распространение в последние годы получил не предусмотренный законом термин «технический отказ», — оперативные сотрудники, не успевая принять закончить проверку в предусмотренный УПК РФ максимальный 30-дневный срок, выносят необоснованные постановления об отказе в возбуждении уголовного дела в расчете на отмену постановления прокуратурой с получением дополнительного месяца для проведения дополнительной проверки.

Средний срок рассмотрения сообщения об экономическом преступлении сотрудниками ОЭБиПК УВД по ЦАО г. Москвы с момента подачи заявления о совершении преступления и до вынесения следователем постановления о возбуждении уголовного дела составил в 2017 году более 6 месяцев.

В подавляющем большинстве случаев оперативные сотрудники не виноваты в сложившейся ситуации и честно и добросовестно исполняют свои служебные обязанности, не успевая провести проверку в силу загруженности, занятости в иных делах, а также в силу специфики подобных дел, по которым необходимо проведение целого ряда оперативно-розыскных мероприятий, применение специальных познаний, проведение экспертиз и исследований. Да и сами злоумышленники никак не способствуют проведению проверки, уклоняются от явок для дачи объяснений, не представляют истребованные документы и т.п.

Поэтому, если вы не хотите потерять свой бизнес и заработанное имущество, заручитесь поддержкой уголовного адвоката, специализирующегося на защите бизнеса от экономических преступлений, который проведет аудит вашей фирмы и определит ее наиболее уязвимые места. Если механизм захвата уже запущен, адвокат не допустит передачи ваших активов в чужие руки и сделает все возможное, чтобы спасти фирму и привлечь виновных лиц к ответственности.

Практика уголовно правовой квалификации рейдерских поглощений

Квалификация недружественных слияний и поглощений (рейдерских захватов)

  • Яхьяева Мархат Увайсовна ассистент кафедры уголовного права и криминологии ФГБОУ ВО «Чеченский государственный университет»,
  • г. Грозный

В целях правильной квалификации рейдерских захватов необходимо определить, какие признаки уголовно-наказуемых деяний могут содержаться в действиях лиц, совершающих деяния в целях установления контроля над имуществом юридического лица.

В той связи что рейдерские захваты предприятий, как правило, состоят из целого механизма действий (так называемых этапов рейдерских захватов), квалификация каждого из этих деяний должна осуществляться по различным уголовно-правовым нормам.

Прежде всего необходимо вести речь о применении к рейдерам новаторских уголовно-правовых норм (ст. 185.2‒185.5 и 285.2 УК РФ), внесенных в УК РФ федеральными законами № 241-ФЗ и № 147-ФЗ. В правоприменительной практике наиболее распространенными в этом плане являются ст.

159, 183, 185, 327 и 330 УК РФ. Однако не стоит упускать из вида взаимосвязь рейдерских захватов и преступлений коррупционной направленности. В связи с этим недружественные слияния и поглощения сопровождаются совершением преступлений, предусмотренных ст. 285, 286, 290 — 291.

1, 303 и 305 УК РФ.[1,с.50]

Читайте также:  Договор уступки права требования и перевода долга по договору подряда образец 2022 года

Разнообразие способов корпоративных захватов предприятий стало причиной к криминализации ряда злоупотреблений в сфере корпоративных правоотношений и оборота ценных бумаг. Это явление привело к внесению изменений в ст. 185 и 185.1 УК РФ, а также к введению новых уголовно-правовых норм (ст. 170.1, 185.2, 185.3 и 185.4, 185.5 УК РФ).

В качестве обязательного признака вышеперечисленных статей УК РФ указывается крупный размер причиненного ущерба либо извлечение дохода в особо крупном размере. В примечании к ст.

185 УК РФ определяется, что крупный размер ущерба в соответствующих составах преступлений выражается в фиксированной денежной сумме и составляет сумму, превышающую 1 млн руб., особо крупный — сумму, превышающую 2,5 млн руб.

Таким образом, составы преступлений, предусмотренных ст. 185, 185.1, 185.2, 185.3 и 185.4 УК РФ, являются материальными составами преступления.

В качестве потерпевшего от рассматриваемых преступных посягательств могут выступать граждане, организация или государство.

Статьи 170.1 «Фальсификация Единого государственного реестра юридических лиц или реестра владельцев ценных бумаг» и 185.

2 «Нарушение установленного порядка учета прав на ценные бумаги лицом, в должностные обязанности которого входит совершение операций, связанных с учетом прав на ценные бумаги» УК РФ являются новеллами законодательства.

Их введение было обусловлено распространением злоупотреблений как со стороны реестродержателей, сотрудников государственных регистрирующих органов, так и иных лиц, поскольку нарушение учета прав на ценные бумаги стало одним из типичных способов совершения рейдерских захватов предприятий.[2,с.7]

Несмотря на усложнившуюся процедуру отчуждения долей в ООО[3], до сих пор актуален вопрос о незаконном переходе долей путем представления поддельных документов нотариусу, а впоследствии — в государственные регистрирующие органы.

Статьи 185.2 и 170.1 УК РФ направлены на пресечение злоупотреблений с реестром акций и реестром юридических лиц. Держателем реестра может быть само ППАО в случае, если число акционеров не превышает 50 человек, либо профессиональный участник рынка ценных бумаг, осуществляющий деятельность по ведению реестра владельцев именных ценных бумаг.

Субъектом преступления, предусмотренного ст. 185.

2 УК РФ, может выступать как профессиональный участник рынка ценных бумаг (реестродержатель, депозитарий), так и лицо, выполняющее определенные должностные обязанности в ПАО. В отличие от ст. 185.

2 УК РФ субъектом преступления, предусмотренного ст. 170.1 УК РФ, может быть любое лицо, представившее ложные данные для внесения изменений в ЕГРЮЛ или реестр ценных бумаг.

Объективная сторона ст. 170.1 УК РФ охватывает следующие деяния:

  • представление в орган, осуществляющий государственную регистрацию юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, или в организацию, осуществляющую учет прав на ценные бумаги, документов, содержащих заведомо ложные данные;
  • внесение в реестр владельцев ценных бумаг заведомо недостоверных сведений, если это сопряжено с неправомерным доступом к реестру владельцев ценных бумаг.

Введенные в УК РФ ст. 185.4 и 185.

5 криминализировали не только злоупотребления на стадии подготовки и проведения общего собрания акционеров (участников других видов хозяйственных обществ), но и фальсификацию решения общего собрания акционеров (участников) хозяйственного общества или решения совета директоров (наблюдательного совета) хозяйственного общества. Перечень деяний, предусмотренных ст. 185.4 УК РФ, носит открытый характер и включает в себя наиболее типичные злоупотребления в данной сфере.

В объективную сторону преступления, предусмотренного ст. 185.4 УК РФ, входят следующие деяния:

  • незаконный отказ в созыве или уклонение от созыва общего собрания владельцев ценных бумаг;
  • незаконный отказ регистрировать для участия в общем собрании владельцев ценных бумаг лиц, имеющих право на участие в общем собрании;
  • проведение общего собрания владельцев ценных бумаг при отсутствии необходимого кворума;
  • иное воспрепятствование осуществлению или незаконное ограничение установленных законодательством РФ прав владельцев эмиссионных ценных бумаг либо инвестиционных паев паевых инвестиционных фондов.

В качестве обязательного признака привлечения к уголовной ответственности по ст. 185.4 УК РФ называется причинение вышеуказанными деяниями крупного ущерба гражданам, организациям или государству либо извлечение дохода в крупном размере.

Рейдерство (уголовно-правовой и криминологический аспекты)

Л.А. Андреева

Статья посвящена переоценке общественной опасности преступлений в экономике. Рейдерство рассматривается как преступление в сфере бизнеса. Уголовно-правовой и криминологические аспекты противодействия рейдерскому захвату рассматриваются с точки зрения создания статьи уголовного Кодекса.

Рассматриваются пути совершенствования законодательства и правовой системы в области противодействия рейдерству, комплексное планирование законотворческих работ, изменений и дополнений в уголовный, уголовно-процессуальный, гражданский, арбитражно-процессуальный кодексы Российской Федерации.

При переходе к рыночным отношениям происходит изменение структуры преступности, переоценка общественной опасности тех или иных явлений. Ранее на практике встречались захваты отдельных предприятий, что в основном и определялось, как рейдерский захват.

В настоящее время действия рейдеров распространились на отдельные группы предприятий, на предприятия, связанные технологической цепочкой либо крупный бизнес, на сеть предприятий, расположенных на территории нескольких государств.

Квалификация рейдерского захвата, как захвата предприятия, становится частным примером, а наиболее общим, определяющим данное преступление, стал противоправный захват бизнеса. Причины рейдерства лежат в структуре рыночных и административных отношений.

Рейдерство имеет свою историю, и если раньше использовались силовые способы захватов, когда вооруженные боевики устраняли или запугивали владельцев, а администрацию и работников выбрасывали с помощью силы, сейчас в ходу все более изощренные способы, прежде всего использование недостатков законодательства, участие органов власти и управления, правоохранительных органов в захвате бизнеса и различные комбинации всех этих методов. Системные рейдеры наиболее опасны, поскольку находятся под покровительством коррумпированных представителей правоохранительных органов, местных и федеральных властей. Практика смены руководства региональных органов исполнительной власти, назначение губернаторов способствуют вхождению в регион системных рейдеров под прикрытием «борьбы с местным криминалом» либо «привлечением инвестиций».

В условиях экономического кризиса, охватившего государство, проблема рейдерства приняла новые масштабы и формы, переоценка и падение определенных ценностей в обществе, слабость власти в центре и на местах, кадровая чехарда и неудачные реформы правоохранительной системы послужили причиной чрезвычайного роста данного вида преступлений. Практика показывает, что цели рейдеров меняются, и завладение недвижимостью не становится основной и конечной целью.

Приемы рейдеров изменяются и совершенствуются. Например, меры по аресту активов, пакета акций или счетов по решению «дружественного» суда считается трудоемким приемом, поэтому рейдеры стали просто подделывать решения судов и собраний акционеров, договоры аренды и покупки помещений.

Хозяйственные преступления расследуются следственными органами МВД, а вот преступления против правосудия – следственными органами при прокуратуре РФ.

Таким образом, одно и то же преступление рейдерского захвата бизнеса расследуется сразу двумя правоохранительными органами, только в той части, которая им определена подследственностью.

Так, параллельные расследования приводят к «размыванию» умысла, способствуют уходу от ответственности отдельных соучастников преступного захвата бизнеса, разрывают преступные связи участников преступной группы. Создание следственного комитета РФ в значительной степени облегчит расследование рейдерских захватов бизнеса, сократит сроки расследования и повысит его эффективность.

Риск нападения рейдеров многократно увеличивается, если собственники и руководство предприятия допускают такие ошибки, как вывод прибыли с предприятия; минимизация налогов или их неуплата; игнорирование природоохранных и других норм законодательства. Последние нарушения с высоким риском уголовного преследования самих руководителей предприятия и временного их отстранения от работы.

Совершаемых в сфере экономической деятельности уголовно наказуемые деяния описаны в 22 главе УК РФ, где указаны виды преступлений, совершаемых лицами, осуществляющими предпринимательскую деятельность и другую деятельность экономической направленности, с «рейдерством» связаны 35 статей УК РФ.

Считаю возможным выделить рейдерство отдельным составом уголовно наказуемого деяния, создав отдельную статью УК РФ «Рейдерство», определив понятие, как противоправный захват бизнеса, выделив четыре части в проектируемой статье: захват предприятия, как объекта собственности, акций, сменой руководства; захват бизнеса (группы предприятий, составляющих единую технологическую цепочку либо группы предприятий, объединенных единой сетью либо крупного бизнеса); захват бизнеса группой лиц, с участием должностных лиц, использующих свое должностное положение; захват бизнеса в особо крупном размере, либо сопровождающееся убийствами, тяжкими телесными повреждениями. Необходимо квалифицировать «рейдерство» исключительно как преступление, совершенное группой лиц. Данная статья УК позволит отграничить это противоправное деяние от других уголовно наказуемых деяний в области экономики. Полагаю, что ошибочно утверждение, что понятие «рейдерство» не имеет самостоятельного состава преступления, а может быть рассмотрено в совокупности с различными состава УК РФ. Предлагаемые в настоящее время изменения в УК РФ и в УПК РФ лишь частично реализуют предложения в области корпоративного права, статьей, предусматривающей ответственность за фальсификацию единого государственного реестра юридических лиц или реестра владельцев ценных бумаг и т.д.

Общее представление о том, что объект посягательства рейдеров есть не что иное, как общественные отношения, взятые под охрану уголовным законом, нуждается в пояснениях. Во-первых, законодатель по ряду причин при обозначении в статьях закона объекта рейдерства в одних случаях может указывать лишь на отдельные элементы общественных отношений.

В других случаях называть правовую форму, за которой всегда следует видеть соответствующие общественные отношения. Так, предполагаются общественные отношения по реализации права на бизнес. Однако, общее исходное представление об объекте посягательства рейдеров как общественном отношении — лишь первая ступень познания этого явления.

В силу абстрактности, оно не может выполнять роль инструмента для юриста-практика, так как последнего интересует не преступление вообще, а конкретное преступление, совершенное конкретным лицом (группой лиц) в условиях данного места и времени и, следовательно, нарушившее определенное общественное отношение.

Поэтому важно выяснить, что же собой представляет общественное отношение и отдельный объект — один из элементов состава преступления рейдерства.

Следовательно, объект входит в основание уголовной ответственности, для привлечения лица к ответственности по конкретной статье УК, необходимо установить, на какой объект было направлено преступление, и, в частности, какому именно объекту этот вред был причинен либо создавалась угроза причинения такого вреда.

Новая статья УК позволит отграничить это противоправное деяние от других уголовно наказуемых деяний в области экономики. Общественная опасность является объективным свойством рейдерства.

Под наказуемостью как признаком преступления понимается возможность назначения наказания за совершенное преступление, следовательно, отрицая рейдерство как отдельное общественно опасное деяние, за которое возможно назначить наказание, данное преступление становится ненаказуемым, «размытым» в составе других экономических преступлений. Классифицируя рейдерство как преступление, следует определить, что оно представляет большую опасность, т.е. тяжкое преступление, за которое законом предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок свыше 10 лет.

Общим основанием криминализации данного деяния является степень его общественной опасности, связанные с отрицательными последствиями развития рыночных отношений; с последствиями участия капиталов, имеющих криминальную природу и их отмыванием, в экономических отношениях; с отрицательными последствиями участия коррумпированных чиновников и сотрудников правоохранительных органов в захвате бизнеса.

Рейдерство признается преступлением, так как оно общественно опасно, совершенно виновно и определено как конкретное преступление, т.е. состав преступления отражает виновность, противоправность и общественную опасность деяния.

К объективной стороне рейдерства относятся: общественная опасность деяния, совершенного группой лиц (действие и бездействие); общественно опасные последствия наступают в виде ликвидации предприятия, лишения жизни и здоровья собственников бизнеса, лишения собственников бизнеса права на бизнес; причинная связь между рейдерством и его последствиями; время, место, способ, обстановка, орудие и средство совершения захвата бизнеса.

Субъектом рейдерства является лицо, совершившее преступление (исполнитель деяния), причем в одиночку рейдерствий захват совершить не представляется возможным.

Читайте также:  Куда обращаться, как выбить алименты с бывшего мужа, если приставы бездействуют

Кроме вменяемости и достижения определенного возраста, как общих признаков характеризующих преступление, в законе могут указываться также специальные признаки субъекта, в том числе должностное положение субъекта.

Субъективная сторона характеризует внутреннюю (психическую) сторону рейдерства, т.е. отношение лица к совершаемому им общественно опасному деянию и к его последствиям. Субъективную сторону рейдерства образуют вина (исключительно в форме умысла); мотив (т.е.

побуждения, которыми руководствовалось лицо при совершении преступления – завладение бизнесом); цель, которую лицо преследовало при совершении преступления – завладеть бизнесом.

Под объектом рейдерства понимаются общественные отношения, но не все, а та их часть, которая взята под охрану действующим уголовным законом, необходимо отграничивать например от недружественных поглощений.

К выводу о том, что объектом рейдерства являются общественные отношения, которые уголовный закон взял под свою защиту, всякий раз приводит толкования закона с привлечением положений науки уголовного права и смежных с ней областей знаний.

В других случаях называть правовую форму, за которой всегда следует видеть соответствующие общественные отношения по реализации права на бизнес.

Это значит, что для привлечения лица к ответственности по конкретной ее статье УК необходимо установить, на какой объект было направлено преступление, какому объекту желало причинить вред своими действиями конкретное лицо и, в частности, какому именно объекту этот вред был причинен либо создавались угроза причинения вреда.

Правильное определение объекта посягательства дает возможность определения юридической природы рейдерства.

Если нападение преследует цель завладеть имуществом потерпевшего, то в таком случае по всей юридической природе совершаемого преступление относится к посягательствам на собственность, если нападение совершается с целью завладения бизнесом – рейдерство.

Правильное определение объекта посягательства имеет значение в определенных случаях для отграничения сходных между собой преступлений и их правильной квалификации. Значение объекта и в том, что он является одним из критериев отграничения преступлений от иных правонарушений.

Если нет в Уголовном кодексе конкретной нормы, охраняющей отношение, на которое направлено посягательство, то нельзя признать это посягательство преступлением. Таким образом, объект преступления «бизнес» — это общественные отношения, которые могут охраняться уголовным законом, на которое направлено конкретное посягательство и которому рейдерством причиняется вред либо создается реальная угроза захвата.

К вопросу о совершенствовании законодательства (УПК РФ) относится и вопрос объединения всех следственных служб в единый следственный орган, который смог бы оперативно расследовать уголовные дела о рейдерском захвате бизнеса.

Практика показывала, что система расследования уголовных дел, связанных с захватом бизнеса не могла быть эффективной в связи с разобщенностью подследственности по отдельным статьям между СКП при прокуратуре и СУ при МВД.

Объединение дел в одно производство занимало годы, было неэффективно, создание единой следственной группы не обеспечивало эффективного расследования, вело к бюрократической волоките, на передачу дела от одного следователя другому, терялся смысл всего расследования, исчерпывались сроки расследования, утрачивалось наличие единого умысла и групповой характер преступления. Создание следственного комитета РФ позволит устранить многие препятствия в расследовании рейдерстких захватов с последующим внесением изменений в УПК РФ.

Можно определить несколько признаков рейдерской атаки на бизнес: на предприятие зачастили всевозможные проверки; к предприятию и его руководству изменилось отношение местных властей и региональных властей; в средствах массовой информации появились статьи, очерняющие руководство предприятия; началась операции с акциями и другие.

В первую очередь, могут быть применены организационные меры по противодействию рейдерским захватам: постоянный контроль за текущей и просроченной кредиторской задолженностью, предоставление руководству еженедельной отчетности о размере задолженности и ее погашении; консолидация пакета акций в руках достаточно узкого круга доверенных лиц; при переписке оригиналы документов должны направляться адресату либо под роспись, либо заказным письмом с уведомлением о вручении; вести строгий учет входящей корреспонденции, присваивать входящим и исходящим документам номера и регистрировать их в журнале; необходимо выбрать надежного реестродержателя; создать параллельно с основным юридическим лицом ряд дополнительных компаний, которым передаются (или могут быть оперативно переданы) в собственность ценные активы предприятия; в договорах желательно предусмотреть запрет на уступку другому лицу прав кредитора без согласия должника; хранение оригиналов учредительных документов и основных внутренних документов в труднодоступных местах, желательно за пределами предприятия. При этом хранить документы дома у директора не рекомендуется; целесообразно заложить акции или доли в ООО или по иску надежного партнера добиться наложения на них судебного ареста.

Значительный массив в судебной практике всех арбитражных судов Российской Федерации занимают споры, связанные с оспариванием решений общих собраний участниками общества, совершенных обществом, а также с оспариванием сделок, совершенных обществом.

Обычно такие споры являются проявлением следующей ситуации: между участниками общества существует конфликт, причиной которого является намерение некоторых недобросовестных участников единолично, без учета и вопреки интересам других участников общества, воспользоваться имущественными активами общества либо на невыгодных для общества условиях передать право собственности на активы «своему» лицу. Практика показывает, что зачастую защита интересов добросовестных участников общества затруднена, а предусмотрительные злоумышленники остаются безнаказанными по причине несовершенства механизма правового регулирования.

Рейдерство: основные уголовно-правовые характеристики

В условиях капитализации экономики в Российской Федерации проблема защиты права собственности не потеряла актуальность. В настоящее время в научной литературе нет общепринятого определения рейдерства.

Специалистами в контексте рейдерства употребляются различные термины: «захват компании или её имущества»[1],  «недружественное поглощение»[2], «гринмейл»[3]. Предполагается наиболее верным под рейдерством понимать организацию корпоративного захвата юридического лица.

Законодательство Российской Федерации не предусматривает возможности четко дифференцировать противоправные и общественно опасные элементы[4] планов рейдеров от не запрещенных законом видов деятельности.

Рассматривая рейдерство в уголовно-правовом аспекте, следует учитывать, что в Уголовном кодексе РФ не содержится норм, прямо предусматривающих уголовную ответственность за незаконный корпоративный захват чужого имущества.

Наиболее близкую уголовно-правовую характеристику признаков корпоративного поглощения акционерной собственности содержит состав вымогательства, как требования передачи чужого имущества или права на имущество или совершения других действий имущественного характера под угрозой применения насилия либо уничтожения или повреждения чужого имущества, а равно под угрозой распространения сведений, позорящих потерпевшего или его близких, либо иных сведений, которые могут причинить существенный вред правам или законным интересам потерпевшего или его близких[5]. Создание акционерных обществ с целью приобретения заведомо неправомерными методами права на чужое имущество, сопровождающееся злоупотреблением правами акционеров, воспрепятствованием законной деятельности акционерных обществ и вымогательством денежных средств, представляет собой систему общественно опасных деяний, заслуживающих, по мнению В.П. Кашепова, криминализации в разделе VIII УК РФ как преступления в сфере экономики[6]. Разноплановость уголовно-правовых норм не дает основания ставить вопрос о конструировании единого состава преступления[7], предусматривающего ответственность за незаконный захват имущественного комплекса юридического лица. Кроме того, мошенничество, характеризующееся хищением чужого имущества или приобретением права на чужое имущество путем обмана или злоупотребления доверием, имеет два различных состава. Сложно определить, с какого момента преступление нужно считать оконченным, если преступники противоправным способом завладели акциями, векселями,  чеками и другими ценными бумагами.

Неоконченный процесс захвата может образовывать самостоятельные оконченные составы преступлений.

Один из главных элементов объективной стороны состава данного преступления — обман или злоупотребление доверием законных собственников предприятия, что выражается в фальсификации правоустанавливающих документов и регистрации их под видом подлинных в органах исполнительной власти либо посредством юридического лица, осуществляющего регистрацию прав акционеров (регистратора).

Преступление характеризуется как длящееся и совершается в несколько этапов. На первоначальном этапе («внедрение») захватчики решают вопросы получения минимального (формального) права на часть имущества намеченного к захвату предприятия.

Используется приемы корпоративной разведки с привлечением налоговых органов с целью получения информации об отчетности организации и блокированию ее контрагентов.

При необходимости создается юридическое лицо для заключения договора на выгодных условиях и перевода долга преступным путем на другое лицо.

Рейдерство: уголовно-правовая политика . Раздел "Уголовные дела"

Опубликовано в журнале «Советник юриста» №7 год — 2012

Андреева Л. А., канд. юр. наук, доцент кафедры экономико-управленческих и правовых дисциплин филиала Российского государственного гуманитарного университета, г. Великий Новгород

Всякое преступление влечет те или иные изменения в окружающей обстановке и вызывает наступление последствий, вредных для охраняемых уголовным законом личных и общественных интересов.

При переходе к рыночным отношениям изменяется структура преступности, происходит переоценка общественной опасности явлений. Одним из таких деяний стало рейдерство.

Действия рейдеров направлены на завладение или установление контроля над группой предприятий (сетей), на предприятиях, связанных технологической цепочкой; в сферу интересов рейдеров входят также крупный бизнес.

Для правильной квалификации действий лиц, которые совершили рейдерский захват бизнеса или рейдерское нападение на бизнес, необходимо провести отграничение рассматриваемого преступления от составов экономических преступлений гл. 22 Уголовного кодекса РФ (1) (далее – УК РФ).

Захватом, согласно уголовному законодательству, являются внезапные для потерпевшего агрессивные действия виновного, которые соединены с насилием или угрозой применения насилия.

Нападение и следующее за ним насилие (или угроза) составляют органическое единство двух противоправных актов, которые объединены единой целью – завладение материальным производственным комплексом либо установление контроля над бизнесом.

Поэтому факт рейдерского захвата бизнеса как самостоятельный объективный признак рейдерства можно рассматривать только условно в связи с отсутствием состава преступления в Особенной части Уголовного кодекса; вместе с тем вне насилия или угрозы применения насилия рейдерство не теряет уголовно-правового значения. Физическое насилие может быть определено в статье о рейдерском захвате в общем виде как опасное для жизни и здоровья.

Психическое насилие при рейдерском захвате и рейдерском поглощении заключается в угрозе непосредственного применения насилия, опасного для жизни и здоровья потерпевшего. Угроза может

(1) Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 № 63-ФЗ//СЗ РФ. – 1996. – № 25. – Ст. 2954.

быть выражена словами, жестами, демонстрацией оружия. Цель угрозы – подавить волю потерпевшего, принудить его передать, подарить бизнес или не препятствовать его изъятию. Насилие может быть применено не только к предпринимателю, собственнику имущества, но и к любому другому лицу, препятствующему совершению акта рейдерства.

Основополагающим понятием в определении рейдерского захвата является понятие «захват», т. е. действие, направленное на определенный объект.

Насильственный характер действий по захвату предприятия возможен посредством использования организованной силы (преимущественно вооруженной) – законных силовых структур, незаконных вооруженных формирований, а также демонстрации готовности применить силу.

Следовательно, употребление понятия «захват» в УК РФ свидетельствует, что «захват» как уголовно-правовое понятие включает в себя насилие с целью установления контроля, господства над захватываемым объектом и применимо к ситуации в области предпринимательства.

Основную характеристику преступного деяния представляет способ совершения преступления, т. е. совокупность определенных приемов, используемых преступником при реализации своих намерений.

Читайте также:  Срок для примирения при разводе

В отношении рейдерства законодатель избирает оценку посредством набора норм Особенной части УК РФ, тем самым практически не признавая опасность рейдерства как противоправного деяния. Все действия в ходе рейдерской атаки могут быть насильственными и ненасильственными.

В большинстве случаев преступление, совершенное путем действия, состоит из последовательных актов, тесно связанных между собой своим объективным содержанием.

Множество способов захвата предприятия рейдерами зависят от разных условий (организационно-правовой формы, наличия задолженности по кредитам, степени близости захватчика к административному ресурсу и многого другого).

В России чаще всего целью захвата является простой вывод активов, моментальная их продажа и дальнейшая перепродажа. В отдельных случаях точнее было бы рассмотреть не действия, а деятельность преступников, слагающуюся из целого комплекса поступков, взаимно друг с другом связанных.

Преступник в ряде случаев направляет свои действия не непосредственно на объект посягательства, а использует для достижения преступного результата промежуточные звенья: поступки других лиц (например, при подстрекательстве к совершению преступления), различные механизмы (например, средства транспорта) и т. п. (1)

При выявлении признаков преступления ученые и практики уделяют внимание определению общественной опасности и противоправности конкретного деяния, определению совокупности фактических признаков преступления.

Таким образом, действия рейдеров в уголовно-правовом значении представляют собой активное, осознанное, волевое, обладающее общественной опасностью поведение человека (группы), причиняющее существенный вред или создающее угрозу причинения такого вреда ценностям, охраняемым уголовным правом.

Преступное действие описывается в диспозициях статей Особенной части уголовных кодексов с различной степенью конкретности.

Исследовав состояние законодательства, автор считает возможным выделить рейдерство отдельным видом уголовно наказуемого деяния, создав отдельную статью УК РФ «Рейдерство» и выделив отдельную главу о защите бизнеса в Особенной части УК РФ. Необходимо квалифицировать рейдерство исключительно как преступление, совершенное группой лиц.

(1) Наумов А. В. Российское уголовное право. Общая часть. – М., 2002. – С. 104

Статья УК РФ позволит отграничить это противоправное деяние от других уголовно наказуемых деяний в области экономики. Автор полагает, что ошибочно утверждение, что понятие «рейдерство» не имеет самостоятельного состава преступления, а может быть рассмотрено в совокупности с различными составами УК РФ.

Общественную опасность рейдерства автор определяет как обязательный и основной признак преступления, так как именно общественная опасность как признак раскрывает социальную сущность преступления; общественная опасность выступает основанием привлечения виновного лица к уголовной ответственности; общественная опасность определяется всеми признаками преступления (объектом, последствиями преступления, способом совершения преступления и т. д.); общественная опасность – такое специфическое свойство преступления, которое позволяет отграничивать преступления от непреступных правонарушений и малозначительных деяний.

Общим основанием криминализации рейдерства является степень его общественной опасности, связанной с отрицательными последствиями в развитии рыночных отношений; с последствиями участия капиталов, имеющих криминальную природу, и их отмыванием, в экономических отношениях; с отрицательными последствиями участия коррумпированных чиновников и сотрудников правоохранительных органов в захвате бизнеса. Угроза рейдерского захвата, потери собственности в условиях коррупции, угроза жизни и здоровью собственников и их родственников, представителей менеджмента, несоизмеримые вложениям по обеспечению безопасности, в отдельных случаях приводят к выводу о нерентабельности предпринимательской деятельности и риску потери бизнеса.

Противоправность, по мнению автора, является лишь юридическим выражением общественной опасности деяния. Не может быть преступным деяние, которое не является противоправным. Различная степень конкретности при описании действий имеет важное значение в практической работе следственных и судебных органов.

Главой 22 УК РФ определены виды уголовно наказуемых деяний, совершаемых в сфере экономической деятельности.

В указанной главе содержатся виды преступлений, совершаемых лицами, осуществляющими предпринимательскую деятельность и другую деятельность экономической направленности; с рейдерством связаны 35 статей УК РФ.

Вместе с тем отдельные составы рейдерства отсутствуют, а в целом гл. 22 УК РФ, определяя виды наказуемых деяний в области экономической деятельности, направлена на оценку преступлений, совершаемых предпринимателями.

Некоторые составы преступлений возможно оценить только по совокупности. Рейдерские преступления имеют коррупционный характер, что подтверждается рядом составов, в том числе ст.

290–294, 303, 327 УК РФ (получение взятки, дача взятки, служебный подлог, халатность, воспрепятствование осуществлению правосудия и производству предварительного расследования, фальсификация доказательств и подделка, изготовление или сбыт поддельных документов, государственных наград, штампов, печатей, бланков).

Характерным силовым способом рейдерского захвата является самоуправство (ст. 330 УК РФ), также возможно сравнение мошенничества (ст. 159 УК РФ) с рейдерским завладением, а вымогательства (ст. 163 УК РФ) – с рейдерским захватом.

Автор полагает возможным выделить рейдерство отдельным составом уголовного деяния, создав отдельную статью УК РФ «Рейдерство», определив его как противоправный захват бизнеса либо посягательство на предпринимательскую деятельность. Безусловно, рейдерство является исключительно преступлением, совершенным группой лиц.

Предлагаемые в настоящее время изменения в УК РФ лишь частично реализуют предложения в области корпоративного права, дополняя УК РФ статьей, предусматривающей ответственность за фальсификацию Единого государственного реестра юридических лиц или Реестра владельцев ценных бумаг, и рядом других изменений и дополнений. На практике квалификация рейдерского захвата, отграничение захвата предприятия от рейдерской атаки или недружественного поглощения являются основными элементами в системе предупреждения захвата бизнеса.

Необходимо определить и отграничить термины «рейдерство», «рейдерская атака», «рейдерский захват».

Совершенствование УК РФ, федерального законодательства по борьбе с коррупционными и рейдерскими преступлениями, установление и четкое определение перечня коррупционных преступлений и отдельных составов УК РФ будут способствовать более успешному противодействию преступности и иным общественно опасным деяниям в России (1).

Противоречия в дефинициях рейдерства диктуют необходимость уточнения определения данного понятия с целью четкой фиксации его объема и содержания.

Понятие «рейдерская атака» корреспондирует с понятиями «рейдерский захват» и «рейдерство», имеющими уголовно-правовые признаки.

По мнению автора, правильно и обоснованно применять термин «захват», чем, например, «завладение», к составу преступления «рейдерство» либо возможно разграничение на два состава, а именно «рейдерский захват» и «рейдерское завладение». Рейдеры при захвате предприятия устанавливают контроль над предприятием (бизнесом) вопреки воле его руководства, как правило, посредством насилия, а при завладении – используют иные схемы преступного поведения.

Как отмечает П. Сычев, при наказании рейдеров формируется практика применения нескольких статей УК РФ (2). Сложность квалификации заключается в субъективности трактовки понятия «захват».

В законодательстве пока еще имеются существенные пробелы.

Таким образом, «рейдерство» и «криминальный захват» предприятий не являются юридическими определениями, и в УК РФ нет статей, которые охватывали бы эти понятия в целом.

Как видно из проектируемых статей УК РФ, рейдерский захват и рейдерское завладение – схожие преступные деяния в виде нападения с применением насилия либо с угрозой его применения. Общими являются и способы совершения преступных действий – применение насилия либо угрозы его применения. Цель совершения нападения – завладение производственным комплексом, предприятием, бизнесом.

Субъективная сторона этих преступлений характеризуется виной в форме прямого умысла, при котором лица осознают общественно опасный характер своих действий, желают их совершения, преднамеренно совершают противоправные действия по отношению к объектам посягательства. Однако принципиальное различие заключается в мотиве преступления.

(1) Андреева Л. А. Рейдерство (уголовно-правовой аспект). Актуальні проблеми кримінального права, процесу та криміналістики: Сб.матеріали II-ї міжнародної науково-практичної конференції: В 2-х т. Т. 1.

– Одеса: Міжнародний гуманітарний університет, 2010. – С. 25. ( 2) Сычев П. Г. Отобрать и присвоить не проблема. Пробелы в законодательстве развязали рейдерам руки // Закон. – 2007. – Август. – С. 154.

При выявлении признаков преступления, такого как рейдерство, ученые и практики уделяют внимание определению этого деяния как группового преступления. В отечественном уголовном законодательстве термин «групповое преступление» встречается только в ч. 1 ст. 64 УК РФ – активное содействие участника группового преступления его раскрытию.

В результате того, что следственная и судебная практика борьбы с групповой преступностью в достаточной мере не подкреплены теоретическими положениями, разработанными с необходимой полнотой и обоснованностью, формируется система, по-разному определяющая как групповую преступность, так и институт «соучастия».

В связи с отсутствием квалификации рейдерства как группового преступления организованной группы необходимо обратиться к иным преступным деяниям, совершенным преступной группой. Например, организованная группа – это группа из двух и более лиц, объединенных умыслом на совершение одного или нескольких убийств.

Как правило, такая группа тщательно планирует преступление, заранее подготавливает орудия убийства, распределяет роли между участниками группы. Поэтому при признании убийства совершенным организованной группой действия всех участников независимо от их роли в преступлении следует квалифицировать как соисполнительство без ссылки на ст. 33 УК РФ.

Определив рейдерство как опасное преступление, возможно квалифицировать его как совершенное группой, где действия участников будут признаны соисполнительством.

Противоречия в дефинициях рейдерства диктуют необходимость уточнения определения данного понятия с целью четкой фиксации его объема и содержания.

Наличие общественной опасности рейдерства представляет собой качественный признак преступления. Данный признак выражает материальную сущность и объясняет, почему деяние признается преступлением.

Противоправность свидетельствует о том, что группа лиц, осуществляющих захват, нарушила запрет, содержащийся в уголовно-правовой норме.

В целом возможно определить перечень основных черт, свойственных деятельности рейдерских организованных преступных формирований, а именно: высокий уровень организации и конспирации преступной деятельности, которая осуществляется членами высокоорганизованного преступного сообщества с иерархичностью его построения, при котором функции исполнительские и организационные не совпадают; наличие коррумпированных связей в аппарате власти и управления, а также в правоохранительных органах; наличие организованных преступных групп за счет создания структур, обеспечивающих внешнюю и внутреннюю безопасность преступного сообщества; масштабный, межрегиональный и международный характер преступной деятельности, в том числе проникновение в отрасли экономико-хозяйственной и банковско-кредитной деятельности; концентрация бюджета преступного сообщества в форме общественных организаций, в том числе «псевдоантирейдерского» характера.

Разграничение двух составов рейдерства может быть определено по основному объекту преступления. При рейдерском захвате – это безопасность экономических отношений в широком смысле, при завладении бизнесом – экономическая безопасность отдельного производственного комплекса.

Следовательно, общественная опасность рейдерства является основным свойством и главным признаком преступления. По мнению автора, необходимо законодательно закрепить сущность общественно опасного деяния (рейдерства) в целях отграничения от смежных форм общественно опасного поведения, а также отражения уровня выраженности общественной опасности в содержании данного преступления.

Таким образом, уголовно-правовая политика в борьбе с рейдерством заключается в определении квалифицирующих признаков, «способствующих рейдерскому захвату», внесении изменений в действующий УК РФ, возможно, с параллельной разработкой федерального закона «О рейдерстве», а затем принятие антирейдерских норм, включив две отдельные статьи в гл. 22 УК РФ. По мнению автора, необходимо законодательно закрепить сущность общественно опасного деяния (рейдерства) в целях отграничения от смежных форм общественно опасного поведения, а также отражения уровня выраженности общественной опасности в содержании данного преступления.

В целом совершенствование правовой системы и законодательства в области противодействия рейдерству требует комплексного планирования законотворческих работ, внесения изменений и дополнений в Уголовный, Уголовно-процессуальный, Гражданский, Арбитражно-процессуальный кодексы РФ, а также совершенствование системы правоохранительных органов, органов государственного управления и мер по борьбе с коррупцией.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Adblock
detector