Штрафы

Статья 360. Нападение на лиц или учреждения, которые пользуются международной защитой

Уголовный кодекс Российской ФедерацииПреступления против мира и безопасности человечества Статья 353 УК РФ. Планирование, подготовка, развязывание или ведение агрессивной войны 1.

Планирование, подготовка или развязывание агрессивной войны — наказываются лишением свободы на срок от семи до пятнадцати лет. 2.

Ведение агрессивной войны —

наказывается лишением свободы на срок от десяти до двадцати лет.

Статья 354 УК РФ. Публичные призывы к развязыванию агрессивной войны 1. Публичные призывы к развязыванию агрессивной войны — наказываются штрафом в размере до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до двух лет либо лишением свободы на срок до трех лет. 2. Те же деяния, совершенные с использованием средств массовой информации либо лицом, занимающим государственную должность Российской Федерации или государственную должность субъекта Российской Федерации, — наказываются штрафом в размере от ста тысяч до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до трех лет либо лишением свободы на срок до пяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет.

Статья 354.1 УК РФ. Реабилитация нацизма

1. Отрицание фактов, установленных приговором Международного военного трибунала для суда и наказания главных военных преступников европейских стран оси, одобрение преступлений, установленных указанным приговором, а равно распространение заведомо ложных сведений о деятельности СССР в годы Второй мировой войны, о ветеранах Великой Отечественной войны, совершенные публично, — наказываются штрафом в размере до трех миллионов рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех лет, либо принудительными работами на срок до трех лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет, либо лишением свободы на тот же срок с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет. 2. Те же деяния, совершенные: а) лицом с использованием своего служебного положения; б) группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой; в) с использованием средств массовой информации либо информационно-телекоммуникационных сетей, в том числе сети «Интернет»; г) с искусственным созданием доказательств обвинения, — наказываются штрафом в размере от двух до пяти миллионов рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до пяти лет, либо принудительными работами на срок до пяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до пяти лет, либо лишением свободы на тот же срок с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до пяти лет. 3. Распространение выражающих явное неуважение к обществу сведений о днях воинской славы и памятных датах России, связанных с защитой Отечества, а равно осквернение символов воинской славы России, оскорбление памяти защитников Отечества либо унижение чести и достоинства ветерана Великой Отечественной войны, совершенные публично, — наказываются штрафом в размере до трех миллионов рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех лет, либо обязательными работами на срок до трехсот шестидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года, либо принудительными работами на срок до трех лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет, либо лишением свободы на тот же срок с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет. 4. Деяния, предусмотренные частью третьей настоящей статьи, совершенные группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой, или с использованием средств массовой информации либо информационно-телекоммуникационных сетей, в том числе сети «Интернет», — наказываются штрафом в размере от двух до пяти миллионов рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до пяти лет, либо принудительными работами на срок до пяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до пяти лет, либо лишением свободы на тот же срок с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до пяти лет.

Статья 355 УК РФ. Разработка, производство, накопление, приобретение или сбыт оружия массового поражения

Разработка, производство, накопление, приобретение или сбыт химического, биологического, токсинного, а также другого вида оружия массового поражения, запрещенного международным договором Российской Федерации, — наказываются лишением свободы на срок от пяти до десяти лет.

Статья 356 УК РФ. Применение запрещенных средств и методов ведения войны

1. Жестокое обращение с военнопленными или гражданским населением, депортация гражданского населения, разграбление национального имущества на оккупированной территории, применение в вооруженном конфликте средств и методов, запрещенных международным договором Российской Федерации, — наказываются лишением свободы на срок до двадцати лет. 2. Применение оружия массового поражения, запрещенного международным договором Российской Федерации, — наказывается лишением свободы на срок от десяти до двадцати лет.

Статья 356.1 УК РФ. Мародерство

1.

Мародерство, то есть совершенные с корыстной целью в период военного положения, в военное время либо в условиях вооруженного конфликта или ведения боевых действий и не связанные с вынужденной необходимостью противоправные безвозмездное изъятие и (или) обращение в пользу виновного или других лиц чужого имущества (в том числе имущества, находящегося при убитых или раненых, имущества гражданского населения), —

наказывается лишением свободы на срок до шести лет. 2. Мародерство, совершенное с применением насилия, не опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия, — наказывается лишением свободы на срок до десяти лет. 3. Мародерство, совершенное: а) группой лиц по предварительному сговору; б) в крупном размере; в) с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия, — наказывается лишением свободы на срок от трех до двенадцати лет. 4. Мародерство: а) совершенное организованной группой; б) совершенное в особо крупном размере; в) соединенное с угрозой убийством или причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего, — наказывается лишением свободы на срок от восьми до пятнадцати лет. Примечание. Крупным размером в настоящей статье признается стоимость имущества, превышающая двести пятьдесят тысяч рублей, а особо крупным — один миллион рублей.

  • Статья 357 УК РФ. Геноцид
  • Статья 358 УК РФ. Экоцид
  • Статья 359 УК РФ. Наемничество
  • Статья 360 УК РФ. Нападение на лиц или учреждения, которые пользуются международной защитой
  • Статья 361 УК РФ. Акт международного терроризма
  • наказываются лишением свободы на срок от пятнадцати до двадцати лет с ограничением свободы на срок от одного года до двух лет либо пожизненным лишением свободы.

Действия, направленные на полное или частичное уничтожение национальной, этнической, расовой или религиозной группы как таковой путем убийства членов этой группы, причинения тяжкого вреда их здоровью, насильственного воспрепятствования деторождению, принудительной передачи детей, насильственного переселения либо иного создания жизненных условий, рассчитанных на физическое уничтожение членов этой группы, — наказываются лишением свободы на срок от двенадцати до двадцати лет с ограничением свободы на срок до двух лет, либо пожизненным лишением свободы, либо смертной казнью. Массовое уничтожение растительного или животного мира, отравление атмосферы или водных ресурсов, а также совершение иных действий, способных вызвать экологическую катастрофу, — наказываются лишением свободы на срок от двенадцати до двадцати лет. 1. Вербовка, обучение, финансирование или иное материальное обеспечение наемника, а равно его использование в вооруженном конфликте или военных действиях — наказываются лишением свободы на срок от двенадцати до восемнадцати лет с ограничением свободы на срок от одного года до двух лет либо без такового. 2. Те же деяния, совершенные лицом с использованием своего служебного положения или в отношении несовершеннолетнего, — наказываются лишением свободы на срок от пятнадцати до двадцати лет со штрафом в размере до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех лет либо без такового и с ограничением свободы на срок от одного года до двух лет либо без такового. 3. Участие наемника в вооруженном конфликте или военных действиях (при отсутствии признаков преступления, предусмотренного частью третьей статьи 208 настоящего Кодекса) — наказывается лишением свободы на срок от семи до пятнадцати лет с ограничением свободы на срок до одного года либо без такового. Примечание. Наемником признается лицо, действующее в целях получения материального вознаграждения и не являющееся гражданином государства, участвующего в вооруженном конфликте или военных действиях, не проживающее постоянно на его территории, а также не являющееся лицом, направленным для исполнения официальных обязанностей. 1. Нападение на представителя иностранного государства или сотрудника международной организации, пользующегося международной защитой, а равно на служебные или жилые помещения либо транспортные средства лиц, пользующихся международной защитой, — наказывается лишением свободы на срок от двух до шести лет. 2. То же деяние, совершенное в целях провокации войны или осложнения международных отношений, — наказывается лишением свободы на срок от пяти до десяти лет. 1. Совершение вне пределов территории Российской Федерации взрыва, поджога или иных действий, подвергающих опасности жизнь, здоровье, свободу или неприкосновенность граждан Российской Федерации в целях нарушения мирного сосуществования государств и народов либо направленных против интересов Российской Федерации, а также угроза совершения указанных действий — наказываются лишением свободы на срок от десяти до двадцати лет либо пожизненным лишением свободы. 2. Финансирование деяний, предусмотренных частью первой настоящей статьи, склонение, вербовка или иное вовлечение лица в их совершение либо вооружение или подготовка лица в целях совершения указанных деяний — наказывается лишением свободы на срок от восьми до двадцати лет со штрафом в размере от трехсот тысяч до семисот тысяч рублей либо в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от двух до четырех лет либо без такового или пожизненным лишением свободы. 3. Деяния, предусмотренные частью первой настоящей статьи, повлекшие причинение смерти человеку, — УК РФ: Ст. 353, 354, 354.1, 355, 356, 357, 358, 359, 360, 361 — Статьи Уголовного кодекса РФ — Преступления против мира и безопасности человечества

Читайте также:  Статья 161. Грабеж

Ук рф ст. 360. нападение на лиц или учреждения, которые пользуются международной защитой

Статья 360. Нападение на лиц или учреждения, которые пользуются международной защитой

Статья 360. Нападение на лиц или учреждения, которые пользуются международной защитой

  • 1. Нападение на представителя иностранного государства или сотрудника международной организации, пользующегося международной защитой, а равно на служебные или жилые помещения либо транспортные средства лиц, пользующихся международной защитой, —
  • наказывается лишением свободы на срок от двух до шести лет.
  • 2. То же деяние, совершенное в целях провокации войны или осложнения международных отношений, —
  • наказывается лишением свободы на срок от пяти до десяти лет.

 

Судебная практика и законодательство — УК РФ. Статья 360. Нападение на лиц или учреждения, которые пользуются международной защитой

Определение Конституционного Суда РФ от 28.03.2017 N 599-О
«Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Асташина Ивана Игоревича на нарушение его конституционных прав частью четвертой статьи 73 и частью второй статьи 81 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации»

Вместе с тем согласно части четвертой статьи 73 УИК Российской Федерации осужденные за преступления, предусмотренные статьей 126, частями второй и третьей статьи 127.1, статьями 205 — 206, 208 — 211, 275, 277 — 279, 281, 282.1, 282.

2, 317, частью третьей статьи 321 и частью второй статьи 360 УК Российской Федерации, осужденные при особо опасном рецидиве преступлений, осужденные к пожизненному лишению свободы, осужденные к отбыванию лишения свободы в тюрьме, осужденные, которым смертная казнь в порядке помилования заменена лишением свободы, направляются для отбывания наказания в соответствующие исправительные учреждения, расположенные в местах, определяемых федеральным органом уголовно-исполнительной системы.

Определение Конституционного Суда РФ от 28.03.2017 N 562-О
«Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Украины Афанасьева Геннадия Сергеевича на нарушение его конституционных прав частью четвертой статьи 73 и частью второй статьи 81 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации»

Вместе с тем согласно части четвертой статьи 73 УИК Российской Федерации осужденные за преступления, предусмотренные статьей 126, частями второй и третьей статьи 127.1, статьями 205 — 206, 208 — 211, 275, 277 — 279, 281, 282.1, 282.

2, 317, частью третьей статьи 321 и частью второй статьи 360 УК Российской Федерации, осужденные при особо опасном рецидиве преступлений, осужденные к пожизненному лишению свободы, осужденные к отбыванию лишения свободы в тюрьме, осужденные, которым смертная казнь в порядке помилования заменена лишением свободы, направляются для отбывания наказания в соответствующие исправительные учреждения, расположенные в местах, определяемых федеральным органом уголовно-исполнительной системы.

Апелляционное определение Верховного Суда РФ от 16.03.2017 N АПЛ17-57
Обстоятельства: Постановлением удовлетворено ходатайство об изменении территориальной подсудности уголовного дела по обвинению в совершении преступлений, предусмотренных ст. 208, ст. 209 УК РФ.
Определение ВС РФ: Постановление оставлено без изменения.

В соответствии с частью 4 статьи 35 УПК РФ по ходатайству Генерального прокурора Российской Федерации или его заместителя уголовное дело хотя бы об одном из преступлений, предусмотренных статьями 205, 205.1, 205.2, 205.3, 205.4, 205.

5, 206, 208, 209, 211, 277 — 279 и 360 УК РФ, если существует реальная угроза личной безопасности участников судебного разбирательства, их близких родственников, родственников или близких лиц, по решению Верховного Суда Российской Федерации может быть передано для рассмотрения в окружной (флотский) военный суд по месту совершения преступления.

Апелляционное определение Верховного Суда РФ от 20.12.2016 N АПЛ16-582
Обстоятельства: Постановлением удовлетворено ходатайство об изменении территориальной подсудности уголовного дела по обвинению в совершении преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 209, ст. 317 УК РФ.
Определение ВС РФ: Постановление оставлено без изменения.

В соответствии с частью 4 статьи 35 УПК РФ по ходатайству Генерального прокурора Российской Федерации или его заместителя уголовное дело хотя бы об одном из преступлений, предусмотренных статьями 205, 205.1, 205.2, 205.3, 205.4, 205.

5, 206, 208, 209, 211, 277 — 279 и 360 УК РФ, если существует реальная угроза личной безопасности участников судебного разбирательства, их близких родственников, родственников или близких лиц, по решению Верховного Суда Российской Федерации может быть передано для рассмотрения в окружной (флотский) военный суд по месту совершения преступления.

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 03.11.2016 N 41
«О внесении изменений в постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 9 февраля 2012 года N 1 «О некоторых вопросах судебной практики по уголовным делам о преступлениях террористической направленности» и от 28 июня 2011 года N 11 «О судебной практике по уголовным делам о преступлениях экстремистской направленности»

1) в абзаце пятом преамбулы цифры «205, 205.1, 205.2, 206, 208, 211, 220, 221, 227, 277, 278, 279, 360» заменить цифрами и словом «205, 205.1, 205.2, 205.3, 205.4, 205.5, 206, 208, 211, 220, 221, 277, 278, 279, 360 и 361»;

Определение Конституционного Суда РФ от 25.02.2016 N 250-О
«Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Абдуллова Равиля Хусяиновича на нарушение его конституционных прав положениями статьи 205.1 и частью второй статьи 208 Уголовного кодекса Российской Федерации»

Реализуя указанные международные обязательства, федеральный законодатель установил в статье 205.1 УК Российской Федерации уголовную ответственность за содействие террористической деятельности, включающее в себя среди прочего финансирование терроризма.

Данная норма призвана обеспечить охрану общественных отношений по защите общественной безопасности и предусматривает уголовную ответственность только в тех случаях, когда предоставление или сбор средств либо оказание финансовых услуг осуществляется с осознанием того, что они предназначены для финансирования организации, подготовки или совершения хотя бы одного из преступлений, предусмотренных статьями 205, 205.1, 205.2, 205.3, 205.4, 205.5, 206, 208, 211, 220, 221, 277, 278, 279 и 360 УК Российской Федерации, либо для обеспечения организованной группы, незаконного вооруженного формирования, преступного сообщества (преступной организации), созданных или создаваемых для совершения хотя бы одного из указанных преступлений (примечание 1 к статье 205.1 УК Российской Федерации).

Постановление Конституционного Суда РФ от 25.02.2016 N 6-П
«По делу о проверке конституционности пункта 1 части третьей статьи 31 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобой гражданки А.С. Лымарь»

Кроме того, не подлежат рассмотрению судом с участием присяжных заседателей и относящиеся к подсудности верховного суда республики, краевого, областного и других равных им по уровню судов уголовные дела о преступлениях, предусмотренных частью пятой статьи 131, частью пятой статьи 132, частью шестой статьи 134, частью первой статьи 212, статьями 275, 276, 278, 279 и 281 УК Российской Федерации, — независимо от самих по себе половозрастных характеристик субъектов этих преступлений. Вместе с тем уголовные дела о преступлениях, предусмотренных частью третьей статьи 126, статьей 209, частями первой — третьей статьи 211, статьями 227, 353 — 356 и 358, частями первой и второй статьи 359 и статьей 360 УК Российской Федерации, по ходатайству обвиняемых — также независимо от их половозрастных характеристик — могут быть рассмотрены судом с участием присяжных заседателей (пункт 2 части второй статьи 30 и пункт 1 части третьей статьи 31 УПК Российской Федерации).

Квалификация нападения на лиц или учреждения, пользующиеся международной защитой

Вопрос о правильной квалификации нападения на лиц или учреждения, пользующихся международной защитой, представляется одним из самых проблемных в теории и возможной правоприменительной практике.

Сложность отграничения этого преступления от смежных составов состоит в том, что изначально оно двухобъектно: наряду с основным непосредственным объектом (интересы международного мира) в нем существует ряд дополнительных — жизнь и здоровье защищаемых лиц, интересы неприкосновенности собственности, принадлежащей этим лицам или находящейся в их ведении и т.п. Попытаемся обосновать правила отграничения изучаемого преступления от смежных, а также возможные варианты квалификации по совокупности преступлений. При этом основное внимание уделим вопросам такого разграничения по объекту, объективной стороне и субъективной стороне посягательства.

Разграничение по объекту

Группируя преступления по главам, Уголовный закон учитывает лишь основную направленность данного преступления, наиболее важную часть общественных интересов, на которые оно посягает, выделяет «главный объект» [1, с. 130-132].

Так, несомненно, что изучаемое преступление посягает на интересы личной неприкосновенности лиц, пользующихся международной защитой — об этом прямо свидетельствует насильственный характер совершаемого нападения.

Но в УК РК посягательства на жизнь и здоровье человека предусмотрены чуть ли не во всех главах Особенной части.

При этом применительно к каждой главе они имеют специфические особенности, зависящие от других общественных интересов, которые также нарушаются при этом посягательстве.

Как отмечал Н.И. Загородников, «преступное посягательство на жизнь человека может осуществляться не только при тех преступлениях против личности, которые непосредственно направлены на жизнь и образуют тот или иной состав убийства…

В целях охраны жизни и здоровья граждан государство издает целый ряд правил, соблюдение которых обеспечивает безопасность людей…

При этом законодатель, определяя ответственность за нарушение соответствующих правил, имеет целью ог- радить от преступных посягательств не только установленный правопорядок, но и создать тем самым дополнительные средства охраны личности» [2, с. 30].

В реальной жизни разнообразные общественные интересы тесно переплетаются. Посягательство на одну их группу почти всегда влечет нарушение смежных общественных интересов.

Так, например, посягательство на лицо, пользующееся международной защитой, может посеять чувство страха и неуверенности у жителей страны в преддверии возможного военного конфликта, оказать определенное давление на органы власти — то есть причинить вред интересам общественной безопасности.

Поэтому для разграничения преступления, предусмотренного ст. 360 УК РК, необходимо хорошо представлять себе весь круг норм, охраняющих одни и те же общественные интересы, и знать разницу между ними.

Ведущим основанием разграничения нападения на лиц или учреждения, пользующиеся международной защитой, является установление основного объекта, с учетом которого законодатель сконструировал соответствующую статью закона: содержание интересов поддержания международного мира, поставленных под охрану уголовного закона, определяет остальные признаки состава.

По основному объекту посягательства нападение на лиц или учреждения, пользующихся международной защитой, отличается, например, от преступлений террористической направленности.

Читайте также:  Получение налогового вычета при покупке автомобиля

Подчеркнем: в данном случае цель причинить вред интересам общественной безопасности не существует самостоятельно, она является составной частью основной цели виновного, а причинение вреда общественной безопасности происходит «подспудно», как своеобразное следствие нарушенных интересов сохранения международного мира.

Следовательно, если наличествует сам факт нападения, но не установлено, что оно было совершено для причинения ущерба указанному интересу, то будет отсутствовать основное условие квалификации содеянного по ст. 163 УК РК. Представляется, что наличие основного объекта нападения на лиц или учреждения, пользующихся международной защитой, может быть доказано через установление целей такого нападения.

Тем не менее, допустимы ситуации, когда нападение, наряду с целями провокации войны или осложнения международных отношений, параллельно преследует и другую цель (цели).

Например, нападение в целях провокации войны или осложнения международных отношений изначально совершено с целью причинения смерти лицу, пользующемуся международной защитой.

В данном случае возможна квалификация содеянного по совокупности (в случае, если посягательство на жизнь совершено в отношении защищаемого лица, подпадающего под определение «государственный деятель», например глава иностранного государства, находящийся с визитом в стране пребывания).

Однако такого рода нападения могут также изначально преследовать цели нарушения общественной безопасности — и в этом случае появляется возможность квалифицировать содеянное по правилам идеальной совокупности.

Например, 22 марта 2001 года Московским городским судом был вынесен приговор по делу А. Сусликова, обстрелявшего посольство США в Москве в марте 1999 года. Он осужден по ст.ст. 166, 222, 205 и 360 УК РФ за совершение следующих действий.

29 марта 1999 года два человека в камуфляжной форме и в масках угнали джип «Опель Фронтера», принадлежащий столичному ГУВД. Затем они подъехали к посольству США на Новинском бульваре, где проходил пикет москвичей против начала натовских бомбардировок Югославии, и попытались выстрелить по нему из РПГ-18 «Муха».

Однако гранатомет отказал, и тогда злоумышленники выпустили по посольству две автоматные очереди и скрылись с места преступления. Одним из стрелявших был Сусликов.

Несмотря на то, что адвокат заявил о показательном мотиве преступления, суд вынес обвинительный приговор, указав, что обвиняемый предпринял эту акцию с целями устрашения населения, оказания воздействия на принятие решений органами власти и осложнения международных отношений [3].

Как видно из примера, суд счел возможным применить идеальную совокупность преступлений, предусмотренных ст. ст. 205 и 360 УК РФ, исходя из того, что в данном нападении нарушение общественной безопасности не охватывалось (не являлось составной частью) нарушения интересов сохранения международного мира.

Следовательно, если при совершении нападения на лицо или учреждение, пользующиеся международной защитой, другой объект посягательства можно признать в качестве сосуществующего основного, то имеются юридические основания квалифицировать содеянное по правилам идеальной совокупности.

Разграничение по объективной стороне

Объективная сторона преступления — элемент, обычно наиболее полно отраженный в диспозиции статьи УК. Однако наличие ошибок при применении закона в большей степени объясняется тем, что при разграничении преступлений признаки, характеризующие объективную сторону, встречаются чаще, чем остальные.

Признаки объективной стороны «дают гораздо больше комбинаций, чем признаки других элементов преступления; они разнообразнее, нередко состоят из сложных образований, имеют альтернативный или оценочный характер. Правильное установление признаков объективной стороны важно по многим причинам. Оно нередко дает возможность определить признаки объекта преступного посягательства» [4, с. 138-139].

Как отметил Б.С. Никифоров, «нарушение охраняемого законом объекта может быть совершено не любыми, а только определенными действиями, характер которых определяется в первую очередь свойствами самого объекта» [5, с. 170].

Действительно, сам факт нападения на лицо заставляет обратиться к статьям Уголовного кодекса о преступлениях против личности, хулиганстве, разбое, бандитизме и т.п.

Характер же нападения с большей или меньшей точностью определяет круг тех общественных интересов, на которые могло быть совершено преступное посягательство, и в некоторых случаях предопределяет содержание субъективной стороны.

Наиболее важен вопрос о том, какая степень насилия охватывается содержанием нападения на лицо, пользующееся международной защитой. Понятно, что акт насилия может не привести ни к каким реальным последствиям для здоровья потерпевшего, будучи оконченным преступлением с момента начала осуществления.

Однако «финал» нападения может заключаться в причинении того или иного вреда здоровью лица, пользующегося международной защитой, и даже к его гибели.

Нападение на лицо, пользующееся международной защитой, является, по существу, способом причинения вреда интересам международного мира.

Жизнь и здоровье такого лица не становятся от этого благами, в меньшей степени охраняемыми Уголовным законом.

Поэтому вопрос о максимально допустимом объеме реально причиненного вреда здоровью и жизни потерпевшего от нападения, предусмотренного ст. 163 УК РК, представляется одним из самых важных при вменении данной нормы.

Результаты насилия, учиненного в отношении лица, пользующегося международной защитой, могут быть различны: смерть, вред здоровью различной степени тяжести и т.п. При этом каждое из этих последствий является самостоятельным преступлением против жизни и здоровья личности.

Учитывая специфику законодательной конструкции двухобъектных преступлений, к которым относится предусмотренный в ст.

163 УК РК состав, вопрос о том, перерастает ли причиненное насилие в самостоятельный состав преступления или охватывается соответствующим двух-объектным преступлением, следует решать в зависимости от законодательной оценки степени тяжести составного преступления в целом и каждого из общественно опасных деяний, образующих двухобъектное преступление, в отдельности. В соответствии с этим правилом, совокупность преступлений будет налицо в тех случаях, когда санкция уголовно-правовой нормы, предусматривающей ответственность за совершение одного из этих преступлений, образующих двухобъектное преступление, превышает санкцию, установленную законодателем за совершение двух-объектного преступления. При совпадении санкций вопрос должен решаться аналогично: двухобъектное слагается из посягательств на два и более основных объекта, каждый из которых подлежит самостоятельной уголовно-правовой охране [6, с. 63-64].

Если результатом насильственного нападения стало причинение смерти или тяжкого вреда здоровью лицу, пользующемуся международной защитой, то содеянное требует дополнительной квалификации, так как верхняя граница санкции за убийство превышает, а за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью совпадает с верхней границей санкции ст. 163 УК РК (8 лет лишения свободы).

Таким образом, максимально допустимый объем насилия, не требующий дополнительной квалификации со ст.

163 УК РК, может быть выражен в реальном причинении лицу, пользующемуся международной защитой, вреда здоровью средней тяжести.

И, конечно, не требует дополнительной квалификации причинение легкого вреда здоровью или побоев, охваченных пониманием нападения, подпадающего под объективные признаки ст. 163 УК РК.

Что касается возможного вреда, причиняемого нападением на учреждения и иные предметы, пользующиеся международной защитой (служебные или жилые помещения, транспортные средства и пр.

), то даже их умышленное уничтожение или повреждение не требует дополнительной квалификации, т.к. максимальная санкция за квалифицированный вид умышленного уничтожения или повреждения имущества предусматривает 5 лет лишения свободы.

Следовательно, нападение на учреждение или иные предметы, пользующиеся международной защитой, охватывает все возможные в их отношении последствия.

Разграничение по субъективной стороне

Как уже неоднократно отмечалось, именно через целеполагания виновного в нападении устанавливается основной объект самого нападения.

Таким образом, цель (провокация войны или осложнение международных отношений) становится одним из главных оснований отграничения преступления, предусмотренного ст.

163 УК РК, от иных составов преступлений, чья объективная сторона также характеризуется актом насильственного нападения.

Нападение на лицо или учреждение, пользующиеся международной защитой, может происходить по самым разным целям. Позволим себе утверждение о том, что наиболее частыми в отечественной практике являются хулиганские цели, а также цели хищения имущества, принадлежащего этим лицам.

Так, например, 24 мая 2003 года на второго секретаря российского посольства в Колумбии А.В. Садикова и его супругу было совершено вооруженное нападение с целью ограбления. По информации Министерства иностранных дел Российской Федерации РФ, оба получили огнестрельные ранения в ноги [7].

Ранее мы приводили примеры нападений на лиц, пользующихся международной защитой, совершенные с корыстными или хулиганскими целями, ни в одном из этих случаев уголовное дело не возбуждалось по ст. 163 УК РК, что представляется вполне обоснованным.

В мировой практике встречаются ситуации, когда нападения на защищаемых международным правом лиц совершаются с целью личной мести.

Так, например, 1 июня 2002 года в Эфиопии погибла швейцарский дипломат К. Сиегритс. Ей дважды выстрелил в голову подсобный рабочий Б. Кабеде, который после этого покончил жизнь самоубийством.

По факту убийства дипломата начато расследование.

Как сообщили в полиции, в феврале 2002 года швейцарское посольство прервало контракт с Кабеде в связи с его некачественной работой, что стало мотивом совершенного убийства [8].

А 6 июля 2003 года в Москве неизвестные злоумышленники напали на атташе посольства Бразилии. Как сообщает агентство ИТАР-ТАСС со ссылкой на источники в ГУВД столицы, 7 июля 2003 года утром в милицию обратилась 46-летняя С. Коузак, атташе посольства Бразилии в России. Она сообщила, что ночью на Арбате на нее напали двое неизвестных.

По неофициальны данным, нападение произошло после полуночи. Дипломат решила прогуляться по Москве и одна покинула территорию посольства на Большой Никитской улице, где живет. На Арбате к ней пристали двое молодых мужчин. Атташе не захотела с ними разговаривать и разозленные злоумышленники, схватив ее за волосы, потащили на неохраняемую автостоянку.

Там они открыто похитили у женщины деньги и мобильный телефон [9].

Таким образом, установление любой из целей нападения, указанных в диспозиции ст. 163 УК РК, является условием правильной квалификации содеянного и основанием ограничения данного состава от иных преступлений, объективно выраженных в факте нападения на лиц или учреждения, пользующиеся международной защитой.

Отметим, что вопросы правильной квалификации содеянного по ст. 163 УК РК и отграничения этого состава от смежных должны решаться комплексно — через анализ всех элементов состава, а не отдельно взятых.

  1. 1.Кудрявцев В.Н. Общая теория квалификации преступлений. 2-е изд. — М., 1999.
  2. 2.Загородников Н.И. Преступления против жизни по советскому уголовному праву. — М., 1961.
  3. 3.Сообщение ИТАР-ТАСС от 23 марта 2001 года.
  4. 6.Наумов А.В. Уголовно-правовое значение насилия // Насильственная преступность.- М., 1997.
  5. 7.Сообщение ИТАР-ТАСС от 25 мая 2003 года 8.Reuters. — 1 June 2002.
  6. 9.Сообщение ИТАР-ТАСС от 12 июля 2003 года
Читайте также:  Занижение цены в договоре купли продажи недвижимости

Фамилия автора: Даубасова С.Ш.

Квалификация преступлений, посягающих на лиц или учреждения, которые пользуются международной защитой

Купцов В.А.

Чебоксарский кооперативный институт РУК

г. Чебоксары, Чувашская республика

В настоящее время немало акций международного терроризма направлено против лидеров стран, государственных и политических деятелей, представительств иностранных государств. Это одна из причин, заставляющая государства сотрудни­чать в борьбе с международным терроризмом.

Одним из многочисленных междуна­родных соглашений в области такого сотрудничества государств является Конвенция о предотвращении и наказании преступлений против лиц, пользующихся междуна­родной зашитой, в том числе дипломатических агентов, одобренная в 1973 году на 28-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН.

В соответствии с резолюцией 2780 (XXVI) Генеральной Ассамблеи ООН Ко­миссия международного права первоначально выработала проект статей о предот­вращении и наказании за преступления против дипломатических агентов и других лиц, пользующихся международной защитой.

Проект содержал 12 статей (некоторые в альтернативной разработке), которые давали определение лица, пользующегося ме­ждународной защитой, перечисляли действия, являющиеся преступными согласно внутригосударственному праву стран — авторов проекта, касались механизма преду­преждения преступлений, экстрадиции и наказания за их совершение, предлагали систему средств решения международных споров по поводу положений будущей конвенции.

В ходе обсуждения окончательного варианта конвенции в Шестом (правовом) комитете на 32-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН проект подвергся весьма важ­ным изменениям и дополнениям.

Появилась преамбула, в которой подчеркивается, что преступления против дипломатов и государственных деятелей создают серьезную угрозу поддержанию нормальных международных отношений, необходимых для со­трудничества между государствами.

Тем самым совершенно правильно были выделе­ны объект и главный предмет преступления, что в значительной степени поможет правильной квалификации того или иного акта насилия, как имеющего либо не имеющего международный характер.

Уточнены статьи, определяющие предмет преступного посягательства, а также субъект преступления — физическое лицо (ис­полнитель) и виды преступного действия[1].

  • Вышеназванная конвенция в статье 1 определяет лица, которые пользуются международной защитой. Ими являются:
  • а) глава государства, в том числе каждый член коллегиального органа, выпол­няющего функции главы государства, согласно конституции соответствующего госу­дарства, глава правительства или министр иностранных дел, находящиеся в ино­странном государстве, а также сопровождающие члены его семьи;
  • б) любой представитель, или должностное лицо государства, или любое долж­ностное лицо, или агент межправительственной международной организации, кото­рый во время, когда против него, его официальных помещений, его жилого помеще­ния или транспортных средств было совершено преступление, и в месте совершения такого преступления имеет право в соответствии с международным правом на специ­альную защиту от любого нападения на личность, свободу и достоинство, а такжепроживающие с ним члены его семьи.

Конкретные виды должностных лиц и представителей государства в иностран­ном государстве, а также должностных лиц и агентов международной организации определяются на основании положений Венской конвенции о дипломатических сно­шениях 1961 г., Конвенции о специальных миссиях 1969 г.

, Конвенции о представи­тельстве государств в их отношениях с международными организациями универсаль­ного характера 1975 г., Конвенции о привилегиях и иммунитетах ООН 1946 г., Вен­ской конвенции о консульских сношениях 1963 г.

, а также на основе положений двухсторонних конвенций о консульских сношениях, заключенных Россией с дру­гими государствами.

В пункте 2 этой же статьи определяется и предполагаемый преступник, како­вым считается лицо, в отношении которого имеются доказательства, достаточные для установления факта, что оно совершило одно или более преступлений, предусмот­ренных ст. 2, или участвовало в их совершении[2].

  1. Конвенция обязывает государства наказывать лиц, преднамеренно совершив­ших:
  2. — убийства,  похищения или другие деяния против личности или свободы ли­ца, пользующегося международной защитой;
  3. — насильственное нападение на официальные помещения, жилые помещения или транспортные средства лица, пользующегося международной защитой, которые могут угрожать личности или свободе последнего;
  4. — угрозу совершения любого такого деяния;
  5. — попытку совершения любого такого нападения и действий в качестве соуча­стника любого такого нападения.

На VII Конгрессе ООН (1985 г.

) была принята резолюция, настоятельно при­зывающая все государства принять законодательные положения, которые, в случае необходимости, укрепят правовые меры, направленные против тех, кто совершает ак­ты террористического насилия. Во исполнение данной резолюции государства еще раз пересмотрели и внесли соответствующие изменения и дополнения в националь­ные законодательства.

В преамбуле указанной Конвенции говорится, что преступления против ди­пломатических агентов и других лиц, пользующихся международной защитой, угро­жают безопасности этих лиц, создают серьезную угрозу поддержанию нормальных международных отношений, необходимых для сотрудничества между государствами, а их совершение вызывает серьезное беспокойство международного сообщества. Этим обусловливается общественная опасность данного преступления и определение его места в УК Российской Федерации. Здесь же следует отметить, что, по данным П.А.Кабанова, с 1990 г. на территории РФ не зарегистрирован ни один случай совершения данного преступления[3].

Рассматриваемый состав по возможным последствиям можно определить как разновидность состава «посягательство на жизнь государственного или общественно­го деятеля» (ст.277 УК). Посягательство на жизнь государственного или обществен­ного деятеля может привести к осложнению внутриполитической обстановки, изме­нить расклад сил на политической сцене государства.

Совершение действий, указан­ных в диспозиции ст. 360 УК, может привести к аналогичным последствиям, но затра­гивающим международные отношения. Ранее Дикаевым С.У. обосновывалась необходимость разделения данной статьи, ибо ее применение во всех случаях требовало доказывания цели провокации войны или осложнения международных отношений[4].

Выходило, что при наличии нападения на лиц, пользующихся международной защитой, и отсутствии специальной цели норма становилась ущербной в смысле выполнения международ­ных обязательств России. Эти предложения нашли отражение в Федеральном Законе № 162-ФЗ от 8 декабря 2003 г.

, где нападения, совершенные с целью провокации вой­ны или осложнения международных отношений, выведены в часть вторую.

Определяя родовой и видовой объект преступления, предусмотренного ст. 360 УК РФ, надо отметить, что родовым объектом является мир и безопасность челове­чества. В качестве непосредственного объекта выступает международный мир и нор­мальное сотрудничество между государствами.

  • Объективная сторона данного преступления выражается в совершении одного или нескольких следующих действий:
  • — в нападении на представителя иностранного государства, который пользует­ся международной защитой;
  • — в нападении на представителя международной организации, пользующейся международной защитой;
  • — в нападении на служебное или жилое помещение лица, пользующегося меж­дународной защитой.

Под нападением понимаются внезапные для потерпевшего лица, пользующего­ся международной защитой, и его телохранителей агрессивные действия виновного, которые соединены с насилием или угрозой применения насилия.

Нападение и непо­средственно следующее за ним насилие или угроза составляют органическое единст­во двух неразрывных агрессивных актов, субъективно объединенных единой целью — провокация войны или осложнение международных отношений.

Говоря о нападении, физическом насилии как о признаке рассматриваемого со­става преступления, его следует определять как «опасное для жизни или здоровья». При этом для оконченного состава вовсе не обязательно фактическое причинение ка­кого-либо вреда здоровью, поскольку это выходит за рамки данного состава.

В слу­чаях, когда нападение на такое лицо повлекло его смерть либо причинен разной тя­жести вред здоровью, то содеянное следует квалифицировать по совокупности пре­ступлений.

Аналогично требуется совокупность преступлений и тогда, когда резуль­татом нападения становится похищение лица, пользующегося международной защи­той, захват его в качестве заложника, лишение его свободы и т.д.

Нападение может выражаться в посягательстве на физическую неприкосновен­ность лица, совершенном любыми активными действиями. Как нападение следует рассматривать и случаи противозаконного проникновения виновного в служебное или иное помещение лица с целью совершения какой-либо акции протеста (учинение погрома, поджога, выдвижение каких- либо требований и т.п.).

Служебное помещение — это официально обозначенное помещение, в кото­ром осуществляется служебная деятельность представителей. Это помещение должно иметь специальный указатель на его принадлежность и должно быть специально за­регистрировано для этих целей. К служебному помещению могут быть отнесены, на­пример, здание посольства, помещение консульства, офис международной организа­ции и др.

Жилое помещение — это помещение, где проживает представитель иностран­ного государства или международной организации или его семья. Им может быть но­мер в гостинице, отдельно стоящий дом, коттедж, комната или квартира в много­этажном доме и т.д.

Собственником жилого помещения может быть любое физиче­ское или юридическое лицо. Главное, чтобы лицо, пользующееся международной за­щитой, постоянно или временно проживало в этом помещении и было зарегистриро­вано в качестве проживающего именно здесь.

Транспортное средство лица, пользующегося международной защитой, — это частное или служебное средство передвижения, которым данное лицо постоянно или временно пользуется.

Им может быть легковой или грузовой автомобиль, автобус, мотоцикл, самолет, вертолет, морское или речное судно и др.

Для квалификации пре­ступления по рассматриваемой статье необходимо обязательно установить, что соот­ветствующее транспортное средство, подвергшееся нападению, находится во владе­нии или пользовании лица.

Субъективная сторона части 2 ст. 360 УК характеризуется прямым умыслом, направленным на совершение указанных в диспозиции статьи действий, и специаль­ной целью провокации войны или осложнения международной обстановки. При этом не имеет значения, удалось ли виновному достигнуть указанные в законе цели или нет.

Совершая нападение на объекты международной защиты, виновный стремится создать такие условия в объективной действительности, которые могут провоциро­вать войну, то есть создают реальную и наличную опасность начала военных дейст­вий между государствами. В случае, когда нападение сопровождается пропагандой агрессивной войны, то такие действия необходимо квалифицировать по совокупности преступлений, предусмотренных ст. 360 и 353 УК.

Осложнение международных отношений может выражаться в разрыве дипло­матических отношений, в высылке дипломатов из страны, прекращении важных пере­говоров, отказе в заключении  межгосударственных договоров, объявлении разного рода эмбарго и т.д.

При отсутствии указанных целей действия лица подлежат квалификации по части 1 данной статьи.

[1] Ляхов Е.Г. Терроризм и межгосударственные отношения. М., 1919. С. 72.

[2] Международное право в документах. М., 1982. С. 409-415.

[3] Кабанов П.А. Понятие и криминологическая характеристика политической преступности // Следователь. 1999. № 4. С. 32.

[4] Дикаев С.У. Уголовная ответственность за терроризм. Уфа, 2000.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Adblock
detector