УК РФ

Статья 361. акт международного терроризма

(введена Федеральным законом от 06.07.2016 N 375-ФЗ)1.

Совершение вне пределов территории Российской Федерации взрыва, поджога или иных действий, подвергающих опасности жизнь, здоровье, свободу или неприкосновенность граждан Российской Федерации в целях нарушения мирного сосуществования государств и народов либо направленных против интересов Российской Федерации, а также угроза совершения указанных действий —

наказываются лишением свободы на срок от десяти до двадцати лет либо пожизненным лишением свободы.

2. Финансирование деяний, предусмотренных частью первой настоящей статьи, склонение, вербовка или иное вовлечение лица в их совершение либо вооружение или подготовка лица в целях совершения указанных деяний —

наказывается лишением свободы на срок от восьми до двадцати лет со штрафом в размере от трехсот тысяч до семисот тысяч рублей либо в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от двух до четырех лет либо без такового или пожизненным лишением свободы.

(часть 2 в ред. Федерального закона от 29.12.2017 N 445-ФЗ)3. Деяния, предусмотренные частью первой настоящей статьи, повлекшие причинение смерти человеку, —

  • наказываются лишением свободы на срок от пятнадцати до двадцати лет с ограничением свободы на срок от одного года до двух лет либо пожизненным лишением свободы.
  • Президент
  • Российской Федерации
  • Б.ЕЛЬЦИН
  • Москва, Кремль
  • N 63-ФЗ
  • Документ предоставлен КонсультантПлюс

Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. В 4 т. Особенная часть. Раздел IX (постатейный) (том 3) (отв. ред. В.М. Лебедев) («Юрайт», 2017)

Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. В 4 т. Особенная часть. Разделы X — XII (постатейный) (том 4) (отв. ред. В.М. Лебедев) («Юрайт», 2017)

Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (постатейный) (7-е издание, переработанное и дополненное) (под ред. Г.А. Есакова) («Проспект», 2017)

Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (постатейный) (исправлен, дополнен, переработан) (под ред. А.И. Чучаева) («КОНТРАКТ», 2013)

Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации: Научно-практический (постатейный) (2-е издание, переработанное и дополненное) (под ред. С.В. Дьякова, Н.Г. Кадникова) («Юриспруденция», 2013)

Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации: в 2 т. (постатейный) (том 1) (2-е издание) (под ред. А.В. Бриллиантова) («Проспект», 2015)

Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации: в 2 т. (постатейный) (том 2) (2-е издание) (под ред. А.В. Бриллиантова) («Проспект», 2015)

Публикации:

Статья 361. Акт международного терроризма
Статья 361. Акт международного терроризма

Статья 361. Акт международного терроризма

  • 1. Совершение вне пределов территории Российской Федерации взрыва, поджога или иных действий, подвергающих опасности жизнь, здоровье, свободу или неприкосновенность граждан Российской Федерации в целях нарушения мирного сосуществования государств и народов либо направленных против интересов Российской Федерации, а также угроза совершения указанных действий —
  • наказываются лишением свободы на срок от десяти до двадцати лет либо пожизненным лишением свободы.
  • 2. Финансирование деяний, предусмотренных частью первой настоящей статьи, склонение, вербовка или иное вовлечение лица в их совершение либо вооружение или подготовка лица в целях совершения указанных деяний —
  • наказывается лишением свободы на срок от восьми до двадцати лет со штрафом в размере от трехсот тысяч до семисот тысяч рублей либо в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от двух до четырех лет либо без такового или пожизненным лишением свободы.
  • 3. Деяния, предусмотренные частью первой настоящей статьи, повлекшие причинение смерти человеку, —
  • наказываются лишением свободы на срок от пятнадцати до двадцати лет с ограничением свободы на срок от одного года до двух лет либо пожизненным лишением свободы.

Определение Конституционного Суда РФ от 21.09.2017 N 1797-О

Согласно пункту 1 примечаний к статье 205.2 УК Российской Федерации в данной статье под публичным оправданием терроризма понимается публичное заявление о признании идеологии и практики терроризма правильными, нуждающимися в поддержке и подражании. Под публичными же призывами к осуществлению террористической деятельности следует понимать выраженные в любой форме (например, в устной, письменной, с использованием технических средств) обращения к другим лицам с целью побудить их к ее осуществлению, т.е. к совершению преступлений, предусмотренных статьями 205 — 206, 208, 211, 220, 221, 277, 278, 279, 360 и 361 УК Российской Федерации; вопрос о публичности призывов к осуществлению террористической деятельности или оправдания терроризма должен разрешаться судами с учетом места, способа, обстановки и других обстоятельств дела (обращения к группе людей в общественных местах, на собраниях, митингах, демонстрациях, распространение листовок, вывешивание плакатов, распространение обращений путем массовой рассылки сообщений абонентам мобильной связи и др.); решая вопрос об использовании средств массовой информации, электронных или информационно-телекоммуникационных сетей, включая сеть «Интернет», для публичных призывов к совершению террористической деятельности или публичного оправдания терроризма, надо учитывать нормы Закона Российской Федерации от 27 декабря 1991 года N 2124-I «О средствах массовой информации» и Федерального закона от 27 июля 2006 года N 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации»; если публичные призывы или публичное оправдание совершены с использованием сетевых изданий — сайтов в сети «Интернет», зарегистрированных в качестве средства массовой информации в установленном порядке, то содеянное следует квалифицировать по части второй статьи 205.2 УК Российской Федерации как совершенное с использованием средств массовой информации, а при использовании иных сайтов — по той же норме как совершенное с использованием соответствующих сетей (пункты 18 — 22 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 9 февраля 2012 года N 1 «О некоторых вопросах судебной практики по уголовным делам о преступлениях террористической направленности»).

Апелляционное определение Верховного Суда РФ от 12.07.2017 N 205-АПУ17-21

Согласно примечанию к ст. 205.3 УК РФ лицо, совершившее преступление, предусмотренное ст. 205.

3 УК РФ, освобождается от уголовной ответственности, если оно сообщило органам власти о прохождении обучения, заведомо для обучающегося проводимого в целях осуществления террористической деятельности либо совершения одного из преступлений, предусмотренных ст. ст. 205.

1, 206, 208, 211, 277, 278, 279, 360 и 361 УК РФ, способствовало раскрытию совершенного преступления или выявлению других лиц, прошедших такое обучение, осуществлявших, организовавших или финансировавших такое обучение, а также мест его проведения и если в его действиях не содержится иного состава преступления.

Апелляционное определение Судебной коллегии по административным делам Верховного Суда РФ от 19.09.2018 N 117-АПГ18-5

Основанием для включения в перечень организаций и физических лиц, в отношении которых имеются сведения об их причастности к экстремистской деятельности или терроризму, подлежащий размещению в сети Интернет на официальном сайте уполномоченного органа и опубликованию в определенных Правительством Российской Федерации официальных периодических изданиях (далее — Перечень), является постановление следователя о привлечении лица в качестве обвиняемого в совершении хотя бы одного из преступлений, предусмотренных статьями 205, 205.1, 205.2, 205.3, 205.4, 205.5, 206, 208, 211, 220, 221, 277, 278, 279, 280, 280.1, 282, 282.1, 282.2, 282.3, 360 и 361 Уголовного кодекса Российской Федерации (пункт 2 и подпункт 5 пункта 2.1 статьи 6 Федерального закона N 115-ФЗ).

Определение Конституционного Суда РФ от 27.09.2018 N 2172-О

Вместе с тем согласно части четвертой статьи 73 УИК Российской Федерации осужденные за преступления, предусмотренные статьей 126, частями второй и третьей статьи 127.1, статьями 205 — 206, 208 — 211, 275, 277 — 279, 281, 282.1, 282.

2, 317, частью третьей статьи 321, частью второй статьи 360 и статьей 361 УК Российской Федерации, осужденные при особо опасном рецидиве преступлений, осужденные к пожизненному лишению свободы, осужденные к отбыванию лишения свободы в тюрьме, осужденные, которым смертная казнь в порядке помилования заменена лишением свободы, направляются для отбывания наказания в соответствующие исправительные учреждения, расположенные в местах, определяемых федеральным органом уголовно-исполнительной системы.

Определение Конституционного Суда РФ от 26.11.2018 N 2868-О

Вместе с тем, согласно части четвертой статьи 73 УИК Российской Федерации осужденные за преступления, предусмотренные статьей 126, частями второй и третьей статьи 127.1, статьями 205 — 206, 208 — 211, 275, 277 — 279, 281, 282.1, 282.

2, 317, частью третьей статьи 321, частью второй статьи 360 и статьей 361 УК Российской Федерации, осужденные при особо опасном рецидиве преступлений, осужденные к пожизненному лишению свободы, осужденные к отбыванию лишения свободы в тюрьме, осужденные, которым смертная казнь в порядке помилования заменена лишением свободы, направляются для отбывания наказания в соответствующие исправительные учреждения, расположенные в местах, определяемых федеральным органом уголовно-исполнительной системы.

Кассационное определение Судебной коллегии по административным делам Верховного Суда РФ от 30.01.2019 N 51-КГ18-16

Частью первой статьи 173.

1 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации определено, что в отношении совершеннолетнего лица, освобождаемого из мест лишения свободы, если это лицо отбывало наказание за совершение преступления при опасном или особо опасном рецидиве преступлений, либо за совершение преступления против половой неприкосновенности и половой свободы несовершеннолетнего, либо за совершение тяжкого или особо тяжкого преступления, предусмотренного пунктом «л» части второй статьи 105, пунктом «е» части второй статьи 111, пунктом «з» части второй статьи 117, частью четвертой статьи 150 (в случае совершения преступления по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы), статьями 205 — 205.5, 206, 208, 211, 220, 221, 277 — 279, 282 — 282.3, 295, 317, 357, 360 и 361 Уголовного кодекса Российской Федерации, либо за совершение в период нахождения под административным надзором преступления, за которое это лицо осуждено к лишению свободы и направлено к месту отбывания наказания, судом устанавливается административный надзор в соответствии с федеральным законом.

Определение Конституционного Суда РФ от 25.04.2019 N 1183-О

Согласно статье 3 Федерального закона «Об административном надзоре за лицами, освобожденными из мест лишения свободы» административный надзор устанавливается в отношении лиц, освобождаемых или освобожденных из мест лишения свободы и имеющих непогашенную либо неснятую судимость за совершение тяжкого или особо тяжкого преступления, преступления при рецидиве преступлений, умышленного преступления в отношении несовершеннолетнего, двух и более преступлений, предусмотренных частью первой статьи 228, статьей 228.3, частью первой статьи 231 и частью первой статьи 234.1 УК Российской Федерации, а также имеющих непогашенную либо неснятую судимость за совершение преступления против половой неприкосновенности и половой свободы несовершеннолетнего, совершение преступления при опасном или особо опасном рецидиве преступлений, совершение тяжкого или особо тяжкого преступления, предусмотренного пунктом «л» части второй статьи 105, пунктом «е» части второй статьи 111, пунктом «з» части второй статьи 117, частью четвертой статьи 150 (в случае совершения преступления по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы), статьями 205 — 205.5, 206, 208, 211, 220, 221, 277 — 279, 282 — 282.3, 295, 317, 357, 360 и 361 УК Российской Федерации, совершение в период нахождения под административным надзором преступления, за которое это лицо осуждено к лишению свободы и направлено к месту отбывания наказания. Налагаемые административные ограничения включают запрещение пребывания в определенных местах, посещения мест проведения массовых и иных мероприятий и участия в таких мероприятиях, пребывания вне жилого или иного помещения, являющегося местом жительства либо пребывания поднадзорного лица, в определенное время суток, выезда за установленные судом пределы территории, а также обязательную явку от одного до четырех раз в месяц в орган внутренних дел по месту жительства, пребывания или фактического нахождения поднадзорного для регистрации (статья 4 Федерального закона «Об административном надзоре за лицами, освобожденными из мест лишения свободы»).

Читайте также:  Запрет на въезд в россию

Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 29.05.2019 N 21-П19пр

Согласно ч. 3.2 ст.

72 УК РФ (в редакции Федерального закона от 3 июля 2018 года N 186-ФЗ), время содержания лица под стражей засчитывается в срок лишения свободы из расчета один день за один день в отношении осужденных при особо опасном рецидиве преступлений; осужденных, которым смертная казнь в порядке помилования заменена пожизненным лишением свободы или лишением свободы на срок двадцать пять лет; осужденных за преступления, предусмотренные ст. ст. 205 — 205.5, ч. ч. 3, 4 ст. 206, ч. 4 ст. 211, ч. ч. 2, 3 ст. 228, ст. ст. 228.1, 229, 275, 276, 361 УК РФ, и сопряженные с осуществлением террористической деятельности преступления, предусмотренные ст. ст. 277 — 279 и 360 УК РФ.

Апелляционное определение Судебной коллегии по делам военнослужащих Верховного Суда РФ от 26.06.2019 N 201-АПУ19-22

При этом в силу закона под терроризмом понимается идеология насилия и практика воздействия на принятие решения органами государственной власти, органами местного самоуправления или международными организациями, связанные с устрашением населения и (или) иными формами противоправных насильственных действий, а под террористической деятельностью — совершение хотя бы одного из преступлений, предусмотренных ст. 205 — 206, 208, 211, 220, 221, 277, 278, 279, 360, 361 УК РФ.

Апелляционное определение Судебной коллегии по делам военнослужащих Верховного Суда Российской Федерации от 03.07.2019 N 201-АПУ19-23

При квалификации действий Маркова А.С. суд правомерно исходил из того, что под публичными призывами к осуществлению террористической деятельности в ст. 205.

2 УК РФ следует понимать выраженные в любой форме (например, в устной, письменной, с использованием технических средств) обращения к другим лицам с целью побудить их к осуществлению террористической деятельности, то есть к совершению преступлений, предусмотренных ст. ст.

205 — 206, 208, 211, 220, 221, 277, 278, 279, 360, 361 УК РФ, а под оправданием терроризма — признание таких действий правильными, нуждающимися в поддержке и подражании.

Апелляционное определение Судебной коллегии по делам военнослужащих Верховного Суда Российской Федерации от 27.06.2019 N 201-АПУ19-18

Так, под участием в деятельности террористической организации понимается совершение лицом умышленных действий, относящихся к продолжению или возобновлению деятельности данной организации, а под участием в террористическом сообществе понимается вхождение лица в состав устойчивой группы из двух или более лиц с намерением участвовать в осуществлении террористической деятельности либо в подготовке или совершении одного либо нескольких преступлений, предусмотренных статьями 205.1, 205.2, 206, 208, 211, 220, 221, 277, 278, 279, 360 и 361 УК РФ, либо иных преступлений в целях пропаганды, оправдания и поддержки терроризма, среди которых ст. 205.5 УК РФ не указана, а равно участие в подготовке к совершению или в совершении таких преступлений, а также выполнение лицом функциональных обязанностей по обеспечению деятельности такого сообщества. При совершении участником террористической организации конкретного преступления его действия подлежат квалификации по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 205.5 УК РФ и соответствующей статьей Особенной части УК РФ, что и было установлено по настоящему уголовному делу.

Уголовная ответственность за акты международного терроризма

Замечание 1

Международный терроризм — это преступление международного характера, действия организаций и отдельных лиц, направленные на достижение целей (чаще всего политических) путем применения насильственных и террористических актов.

  • Акт международного терроризма — это общеопасное действие, направленное на устрашение населения, создающее угрозу здоровью, жизни, безопасности людей, нацеленное против интересов граждан какого-либо государства или нескольких государств, совершенное для причинения вреда безопасности человечества и интересам мира.
  • Основным объектом акта международного терроризма выступает международный мир в виде совокупности общественных отношений и интересов, которые обеспечивают отсутствие военных действий между разными государствами на основе и в соответствии с общепризнанными нормами и принципами международного права.
  • Признаки международного терроризма:
  • цели, преследуемые террористами, затрагивают несколько государств;
  • подготовка к преступлению начинается в одной стране, а заканчивается в другой;
  • жертвами террористического акта становятся граждане разных стран, участники мероприятий, акций, проводимых международными организациями;
  • как правило, средства, на которые существует террористическая группировка, приходят из другой страны или стран;
  • нанесенный ущерб затрагивает несколько международных организаций или стран.

В договоре о сотрудничестве государств — участников СНГ в борьбе с терроризмом (ст. 1) терроризм рассматривается, как уголовно наказуемое противоправное деяние, которое совершается для того, чтобы воздействовать на принятие органами власти определенных решений, для устрашения населения, нарушения общественной безопасности, что проявляется в виде:

  • угрозы применения насилия или самого акта насилия в отношении юридических и физических лиц;
  • причинения значительного имущественного ущерба, других общественно опасных последствий;
  • повреждения (уничтожения) имущества, материальных объектов (или угрозы их уничтожения), что может повлечь за собой гибель людей;
  • посягательства на жизнь общественного или государственного деятеля с целью прекращения его политической или государственной деятельности, или из мести за данную деятельность;
  • нападения на сотрудника международной организации или представителя иностранного государства, на служебные помещения, транспортные средства лиц, находящихся под международной защитой;
  • иных действий, подпадающих под понятие террористических в соответствии с общепризнанными международными правовыми актами.

Ответственность за акты международного терроризма

Российское законодательство (УК ст. 361) предусматривает уголовную ответственность за следующие акты международного терроризма:

  1. Совершение поджога, взрыва или иных действий, несущих опасность здоровью, жизни, неприкосновенности и свободе граждан РФ вне территории России, направленных против интересов РФ и мирного сосуществования народов и государств, либо угроза совершения перечисленных действия наказываются в виде лишения свободы на срок от 10 до 20 лет, или пожизненного заключения.
  2. Финансирование международного терроризма, вербовка, склонение или другое вовлечение лица с целью совершения им терактов, подготовка лица к террористическому акту, его вооружение наказываются в виде лишения свободы сроком от 8 до 20 лет и штрафа от 300 тыс. до 700 тыс. руб., или в размере заработной платы (иного дохода) за период от 2 до 4 лет, или пожизненным лишением свободы.
  3. Международный террористический акт, приведший к смерти человека, наказывается лишением свободы сроком от 15 до 20 лет, или пожизненным лишением свободы.

Ответственность, предусмотренная ст. 361 УК не должна носить избирательный характер, она должна применяться одинаково ко всем лицам, совершивших преступные деяния, направленные против интересов РФ и ее граждан, иностранных граждан, лиц без гражданства, суверенных государств.

Система «антитеррористических» конвенций ООН является юридическим основанием для криминализации проявлений (актов) международного терроризма на национальном уровне. Важной чертой международных документов ООН является требование об установлении уголовной ответственности за проявления международного терроризма в национальном праве.

Региональные акты международного права, направленные против террористической деятельности, уточняют «базовые» предписания и положения соответствующих конвенций ООН (Шанхайская конвенция о борьбе с терроризмом, Европейская конвенция о пресечении терроризма и др.).

Проблемы квалификации акта международного терроризма

Разграничение акта международного терроризма и террористического акта производится по целеполаганию виновного.

Определенные сложности возникают, если виновное лицо совершает террористическое деяние вне территории России, основная цель которого — воздействие на принятие решения международными организациями или органами власти, то есть данное лицо действует с целью, характерной для террористического акта.

Варианты квалификации террористического действия:

  • если воздействие, направленное на органы власти или международные организации, само по себе связано с ухудшением условий мирного сосуществования народов и государств, то этому действию характерны цели акта международного терроризма (ст. 361);
  • если требование, адресованное государственным органам власти, касается только внутрироссийских интересов (выведение какого-либо региона из состава РФ, освобождение заключенных и др.), то такое действие расценивается как стремление нанести вред РФ (ст. 361).

При отграничении акта международного терроризма от диверсии, возникновение конкуренции между ст. 281 и ст. 361 возможно в том случае, если акция, осуществленная за территорией РФ, изначально носит общеопасный характер. Решающую роль в отграничении преступлений будет играть верное установление цели.

Если виновное лицо, наряду с целью ослабления экономической безопасности и обороноспособности России, одновременно преследует цель нарушения мирного сосуществования народов и государств, то такое посягательство направлено как на интересы экономической безопасности государства, так и на интересы международного мира. В таком случае происходит вменение состава акта международного терроризма.

Читайте также:  Может ли жена использовать маткапитал без согласия мужа

«Северные потоки»: кто ударил по энергобезопасности Европы?

Три страны — Швеция, Дания и Германия — приступили к автономным следственным действиям, связанным с диверсиями на «Северных потоках». Однако пока они ищут виновных по известной басне Крылова про Лебедя, Рака и Щуку. Помните: «когда в товарищах согласья нет»…

Шведский прокурор Матс Юнгквист, который на национальном уровне ведёт дело о подрыве балтийских трубопроводов, сообщил, что его страна отказалась от предложения Европейского агентства по сотрудничеству органов юстиции по созданию совместной следственной группы из-за «конфиденциальности информации».

Министр обороны США Ллойд Остин позвонил датскому коллеге Мортену Бедскову для обсуждения помощи Вашингтона в расследовании взрывов на газопроводах, сообщили в Пентагоне.

При этом появились данные, что США получают детальную информацию о ведущихся расследованиях.

Последние новости с места преступления

Представители Дании после осмотра места происшествия заявили, что «СП» были повреждены двумя взрывами мощностью около 500 кг тротила каждый. Заряды были заложены между нитками газопровода. Разрушения произошли либо от направленного взрыва, либо от взрывной волны, связанной с мощной детонацией.

Напомним, что первоначально речь шла о мощности в 100 кг в тротиловом эквиваленте.

Швеция задействовала судно-спасатель подводных лодок HMS Belos, который оснащён роботом-аппаратом ROV, управляемым с борта, а также спасательной субмариной URF. Сообщается, что произведены «некие изъятия». Дальнейшее изучение этих и других материалов должно способствовать «определению круга подозреваемых в совершении преступления и привлечению их к ответственности».

Ни Дания, ни Швеция не предоставили России никаких материалов, полученных в ходе проведённого расследования. Тем не менее по факту повреждения балтийских газопроводов российская Генпрокуратура возбудила уголовное дело по части 1 статьи 361 УК РФ «Акт международного терроризма» и начала своё предварительное следствие.

Судно-спасатель подводных лодок HMS Belos ВМС Швеции было задействовано в ходе расследования.

Последней к изучению мест преступления приступила Германия, направившая к острову Борнхольм два корабля ВМС с водолазами — тральщик-искатель мин Dillingen и многоцелевой корабль Mittelgrund.

С нетерпением ждём ответа

В МИД России несколько дней назад были вызваны послы Германии, Дании и Швеции.

В рамках так называемого дипломатического демарша им высказали недоумение в связи с отсутствием официальной реакции их руководства на направленное ещё 5 октября обращение главы российского правительства Михаила Мишустина относительно привлечения представителей наших компетентных ведомств и «Газпрома» к проводимому расследованию.

Как особо подчеркнули в высотке на Смоленской, в случае отказа в допуске российских экспертов к текущим следственным действиям Москва не признает никакие «псевдорезультаты» такого расследования и будет исходить из того, что упомянутым странам есть что скрывать, либо они покрывают исполнителей.

То есть англосаксы и их приспешники, похоже, заметают следы…

Повреждения труб газопроводов были обнаружены в исключительных экономических зонах Дании и Швеции вблизи датского острова Борнхольм.

Сейсмологи двух скандинавских стран и Германии зафиксировали в этом районе 26-27 сентября подводные взрывы. Утечки прекратились только в первых числах октября. «На ветер» были пущены 800 млн куб.

м газа общей стоимостью в один миллиард евро, которые находились в повреждённых трубах. Сейчас они по большей части заполнены водой.

«Нет сомнения, это акт международного терроризма, цель которого — подорвать энергетическую безопасность целого континента, и логика циничная — уничтожить, блокировать источники дешёвой энергии, лишить миллионы людей, промышленных потребителей газа, тепла, электроэнергии, других ресурсов и заставить покупать всё это по гораздо более высоким ценам», — заявил российский президент Владимир Путин 12 октября на форуме «Российская энергетическая неделя».

«Выгодоприобретатель, бенефициар — и так понятно, здесь особенно не нужно вдаваться в детали.

Ведь повышается геополитическое значение остающихся газовых систем — они проходят по территории Польши, «Ямал-Европа» — по территории Украины (два потока), все в своё время построила Россия за свои деньги, а также США, конечно, которые теперь могут поставлять энергоресурсы по высоким ценам», — добавил глава государства.

Атака на газопроводы, как он считает, стала опаснейшим прецедентом, и теперь под угрозой находится любой критический объект инфраструктуры.

Критическая инфраструктура — это термин, используемый для описания активов, которые необходимы для функционирования общества и экономики (например, энергетика, отопление, водоснабжение, транспортные системы).

У кого рыльце в пушку

За взрывами, по словам российского президента, стоят те, кто «уже прибегал к таким диверсиям и был пойман за руку».

Речь, похоже, о неприглядной истории, связанной с Никарагуа времён Сандинистской революции. ЦРУ, по указанию американского руководства, профинансировало и подготовило диверсантов из числа контрас, которые осуществили атаки на никарагуанскую инфраструктуру.

В 1983 году была начата операция против портовых городов. В Коринто подорвали резервуары с топливом, которым снабжалась вся страна. Были уничтожены миллионы галлонов бензина и дизеля, 660 тонн медикаментов и продовольствия, пожертвованные по линии ООН.

Другой мишенью стал порт Пуэрто-Сандино, куда нефтеналивные суда доставляли сырьё из Мексики. Боевики объявили, что будут их взрывать. В результате компания Esso прекратила аренду танкеров.

Боевые пловцы из числа контрреволюционеров в довершение ко всему подорвали морской трубопровод, соединявший Пуэрто-Сандино с заводом в Манагуа.

В 1984 году власти Никарагуа подали иск против США в Международный суд ООН. Американцы цинично заявили, что в данном случае действовали в рамках «права на самооборону». И всё же суд встал на сторону Манагуа, обязав Штаты выплатить солидную компенсацию. Но янки заблокировали резолюцию ООН и отказались выполнять судебное решение.

От версий рябит в глазах

Экспертных версий диверсий (правда, не подкреплённых пока фактическими материалами) — много: от атаки беспилотными подводными аппаратами до операции боевых пловцов, которые заложили взрывчатку.

Что это было: боевые пловцы, лодка-малютка или «умные» торпеды?

Однако давайте представим себе реальный размах преступления. Расстояние между утечками к северо-востоку от острова Борнхольм (в датской исключительной экономической зоне) — от 3,5 км до 5 км.

Утечка к юго-востоку от острова (в шведской исключительной экономической зоне) — примерно в 75 км от остальных. Глубина в этом районе солидная — около 70 метров.

То есть выходит, что преступные действия злоумышленники должны были осуществить, как минимум, двумя группами или в два и более этапов. А значит вырисовывается масштабная, сложная по исполнению диверсионная операция.

Такие действия (с организационной и технической сторон) по силам не многим нашим недоброжелателям. Это, в первую очередь, США и Великобритания. Ну, если подумать, может ещё и Франция. Правда, с большой натяжкой. 

Не будем гадать на кофейной гуще, а сконцентрируемся на очевидном. Например, версия с боевыми пловцами выглядит, по мнению экспертов, маловероятной. Они работают в основном на глубинах до 40 м.

Для того, чтобы доставить груз взрывчатки (500 кг в тротиловом эквиваленте), в любом случае потребовалась бы большая команда, либо много ходок, либо дополнительное использование подводного беспилотника. Такая активность вряд ли осталась бы незамеченной. Осуществить закладку могли, конечно, водолазы-глубоководники в специальном снаряжении.

Но для этого рядом должно было постоянно находиться вспомогательное судно, чтобы контролировать погружение и подъём, опускать смертоносный груз, вести подачу кислорода. Такие действия тоже не зафиксированы.

Есть другая информация к размышлению.

В этом районе Балтики альянс, начиная с 1971-го, регулярно проводит учения Baltops. В нынешнем году они состоялись 5-17 июня при участии ВМС 14 стран НАТО и двух (тогда ещё) стран-партнёров Финляндии и Швеции. То есть боевые корабли всей этой гоп-компании свободно сновали, не вызывая ни у кого подозрений, вдоль веток «СП». Что им там было надо?

Есть точная информация — данные Автоматической идентификационной системы (AIS Automatic Identification System), что два года назад в рамках всё тех же учений Baltops-20 восемь минных тральщиков НАТО целые сутки (с 9 по 10 июня) без устали курсировали в датской исключительной экономической зоне у острова Борнхольм.

То есть натовцы из года в год тщательнейшим образом изучали маршрут прокладки трубопроводов. Если операция по подрыву готовилась давно и основательно, то за это время могла быть осуществлена доставка взрывчатки, выбраны места её возможной закладки.

Именно в ходе таких манёвров в 2015 году был «утерян» натовский уничтожитель мин «Морская лиса» фирмы Seafox. Это устройство — стимулятор подрыва взрывных устройств, находящихся на морском дне.

Прибор, который нашли шведские военные моряки, лежал точно у ниток газопровода. С тех пор производитель Seafox усовершенствовал свои уничтожители. Теперь это не аппарат-камикадзе, а устройство, способное вызывать детонацию с расстояния.

Оно может быть приведено в действие как с надводных средств (например, катеров), так и с вертолётов.

Чисто американский след

По данным, собранным с помощью сервисов Flightradar24 и ads-b.nl, стало известно, что американские вертолёты Sikorsky SH-60/MH-60 Seahawk под позывным FFAB123 летали над местом преступления в начале и середине сентября.

След их передвижения обнаружен прямо над точками подрыва. Винтокрылые машины прилетали со стороны Гданьска. В Редзиково (это в 150 км от польского порта) только недавно была введена в эксплуатацию крупная американская база ПВО.

Такие вертолёты «наследили» на месте диверсии.

Диверсии на «СП» не могли случиться без ведома американских разведывательных структур. «Абсолютно и точно этот район находится под присмотром спецслужб США, которые полностью контролируют там обстановку», — заявила официальный представитель МИД России Мария Захарова.

Читайте также:  Справка с места жительства

Польская дурь

Поляки выдвинули и самую абсурдную версию произошедшего с «СП». Панове заявили, что утечки могут быть провокацией со стороны России (!). Цель: окончательно отрезать Европу от российского газа, поступающего по балтийскому дну, а также получить весьма солидную страховку.

Обычно нефтегазовые объекты страхуют на их полную стоимость. Реализация проекта «СП-2» оценивалась в 9,5 млрд евро, а СП-1 — примерно в 7,5 млрд евро. А это значит, что страховые выплаты могут достичь 17-18  млрд евро. Может, чуть меньше, так как одна ветка «СП-2» не выведена из строя, и по ней может поставляться газ.

«СП» — это международный проект, в разработке которого на правах инвесторов участвовали Россия, Германия, Нидерланды и Франция. Управляет «потоками» специально созданная в Швейцарии организация Nord Stream AG. Её акционерами являются «Газпром» (51%), немецкие Wintershall и E.ON Ruhrgas (по 15,5% каждая), голландская Nederlandse Gasunie (9%) и французская GDF Suez (9%).

«СП» были застрахованы европейскими компаниями (их названия не разглашаются, это обычная практика), потому что такие значимые объекты в принципе не могут быть введены в эксплуатацию без соответствующих страховых гарантий.

Но нужно смотреть сами документы, чтобы понимать, что является страховым случаем. Например, применима ли выплата при ущербе от диверсии.

Если всё окажется «тип-топ», то участники концессии получат свою долю от возможной страховой выплаты, исходя из степени их вовлечённости в проект.

Своё слово ещё не сказали страховщики.

Но всё это — долгое дело. Во-первых, должно быть завершено расследование, названы виновные (если, конечно, это произойдёт).

Во-вторых, определён порядок возможных выплат с учётом санкций, которые наложены на Россию. И, наконец, страховщики вполне могут начать собственное параллельное расследование, которое продлится невесть сколько.

Так что «российский след», как того очень хотелось бы Варшаве, никак не играет.

Заметим также, что страховые группы, которые занимались газопроводами, уже должны были бы «выйти из тени» и как-то заявить о себе. Но ничего подобного пока не слышно.

Столтенберг спешит на помощь..

А тем временем НАТО в срочном порядке усилило своё присутствие в Балтийском и Северном морях, направив сюда дополнительно 30 кораблей.

«Группировка будет получать поддержку с воздуха и с помощью подводных устройств», — отрапортовал генсек альянса Йенс Столтенберг. «Любая атака на объекты критической инфраструктуры стран НАТО повлечёт за собой сплочённый и решительный ответ», — добавил он.

К критической инфраструктуре, по его словам, относятся не только газопроводы, но и подводные кабели электросетей и интернета.

От кого натовцы, проявив несвойственную им резвость, намереваются всё это защищать? От мифического российского возмездия или от марсиан? Или от самих себя?

Проблемные вопросы криминализации акта международного терроризма

Ключевые слова: УГОЛОВНОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО; ТЕРРОРИСТИЧЕСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ; МЕЖДУНАРОДНЫЙ ТЕРРОРИЗМ; ЗАКОНОДАТЕЛЬНЫЕ И ПРАВОПРИМЕНИТЕЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ; CRIMINAL LAW; TERROR ACTIVITIES; INTERNATIONAL TERRORISM; LEGISLATIVE ISSUES; ISSUES OF THE LAW APPLICATION.

Аннотация: Международный терроризм является одной из важнейших глобальных проблем человечества. Решение этой проблемы требует сотрудничества государства и совершенствование национального законодательства. Уголовного кодекса России претерпела значительные изменения. Теперь «акт международного терроризма» является самостоятельным преступлением. Статья посвящена анализу этого преступления.

Террористическая деятельность выступает угрозой национальной и международной безопасности. На настоящий момент на политико-правовой арене вопрос международного терроризма достиг своего апогея.

За текущий год, начиная со взрыва в Стамбуле 12 января 2016 года, произошло более 20-ти крупных террористических актов [7].

Появляются целые террористические «государства» («Исламское государство», «Имарат Кавказ» и др.).

Все это послужило мотивом для реформирования законодательства, связанного с вопросами уголовной ответственности за террористическую деятельность.

Результатом изменений явилось принятие Федерального закона от 6 июля 2016 № 375-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации в части установления дополнительных мер противодействия терроризму и обеспечения общественной безопасности» [2].

Наибольший интерес для нас представляет вопрос включения в Уголовный закон новой статьи 361 УК РФ «Акт международного терроризма». Появление новых правовых норм тесно связано с развитием общественных отношений и, как правило, сопровождается возникновением трудностей в правоприменительной деятельности, по причине отсутствия следственной и судебной практики.

Международный терроризм — преступление международного характера, регулируется нормами международного права. Однако международный террористический акт, в контексте статьи 361 УК РФ, выступает частью российского уголовного законодательства. В этой связи возникает ряд спорных вопросов.

Во-первых, исходя из буквального понимания диспозиции ч. 1 ст. 361 УК РФ следует, что альтернативными объектами исследуемого преступления выступают жизнь, здоровье, свобода или неприкосновенность граждан РФ либо интересы РФ.

Нарушение же мирного сосуществования государств и народов законодатель позиционирует в качестве цели, как обязательного в данном случае элемента объективной стороны состава. Вместе с тем, сама ст.

361 УК РФ структурно помещена в Главу 34 УК РФ «Преступления против мира и безопасности человечества».

Непосредственным объектом таких преступлений выступают общественные отношения, складывающиеся в результате соблюдения норм международного права и обеспечивающие основы существования государств и народов и основные принципы обеспечения международного мира и безопасности. Таким образом, возникает вопрос о целесообразности включения ст. 361 УК РФ в Главу 34 УК РФ.

Во-вторых, наличие в уголовном законодательстве РФ ответственности за террористический акт, предполагает, что существующий состав ст. 205 УК РФ и новый состав ст. 361 УК РФ должны соотноситься как общий и специальный.

Однако анализ диспозиций норм, показывает, что по своей сути, состав преступления ст. 361 УК РФ дополняет состав ст. 205 УК РФ лишь целью (нарушение мирного сосуществования государств и народов), а также направленностью против интересов РФ. В остальном же, состав преступления ст.

205 УК РФ уже содержит в себе диспозицию ст. 361 УК РФ.

Так, учитывая положения статьи 12 УК РФ, определяющей действие российского уголовного закона по кругу лиц, а именно случаи его распространения в отношении граждан РФ, апатридов и иностранных граждан, совершивших преступление за пределами РФ, совершение взрыва, поджога или иных действий (ст. 205 УК РФ) уже подразумевает возможность совершения таковых и вне пределов территории РФ (ст. 361 УК РФ).

Иные действия, подвергающие опасности жизнь, здоровье, свободу или неприкосновенность граждан РФ (ст.

361 УК РФ) также охватываются понятием иных действий, устрашающих население и создающих опасность гибели человека (ст.

205 УК РФ), поскольку гражданин РФ – понятие более узкое, чем человек, а опасность гибели человека уже подразумевает опасность для жизни, здоровья, свободы и неприкосновенности.

В целом, указанные проблемы, на наш взгляд, свидетельствуют о коллизии норм, проистекающей из дефектов законодательства.

Целесообразным видится не выделение отдельного состава преступления «Акт международного терроризма» в структуре главы 34 УК РФ «Преступления против мира и безопасности человечества», а дополнение квалифицирующими признаками ст. 205 УК РФ.

К таковым признакам следует отнести те же деяния совершенные в целях нарушения мирного сосуществования государств и народов, либо направленные против интересов Российской Федерации, а также угроза совершения таковых.

Тот факт, что законодатель все же использует в ст.

361 УК РФ формулировку «иные действия, подвергающие опасности жизнь, здоровье, свободу или неприкосновенность граждан РФ», отличную от указанной в статье 205 УК РФ «Террористический акт» [1], говорит о необходимости уточнения круга таковых действий в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 9 февраля 2012 г. № 1 «О некоторых вопросах судебной практики по уголовным делам о преступлениях террористической направленности» [4]. Считаем, что к таковым должны быть отнесены как действия, сопоставимые по последствиям со взрывом или поджогом, обозначенные в Постановлении, так и деяния подвергающие опасности свободу и неприкосновенность российских граждан с учетом критерия их совершения за пределами РФ, например, захват заложника, похищение человека, запрет или воспрепятствование передвижению граждан, в том числе их возвращения в РФ.

В связи с тем, что цель выступает обязательным признаком объективной стороны состава, в конкретизации нуждаются понятия «мирное сосуществование государств и народов» и «интересы РФ».

Под мирным существованием государств и народов необходимо понимать такое существование, которое исключает любые военные действия как средства решения конфликтов.

Иными словами, речь идет о соблюдении принципов международного права [3].

На наш взгляд, указанное в норме «мирное существование государств и народов» не совсем корректно, так как субъектами международного публичного права являются также международные публичные организации и государствоподобные образования, поэтому правоприменителю следует учитывать это в своей деятельности.

Употребляя понятие «интересы Российской Федерации», законодатель указывает на всю «совокупность интересов нашего государства, как на объективно значимые потребности личности, общества и государства в обеспечении их защищенности и устойчивого развития» [5], на политико-правовой арене мира и во внутринациональных отношениях, включая сюда правовую, политическую, экономическую и духовную сферу. В правоприменительной деятельности для грамотной квалификации деяния по этому признаку необходимо учитывать положения федерального законодательства, в первую очередь, Федерального закона от 28 декабря 2010 года № 390-ФЗ «О безопасности» [6].

Таким образом, нами предпринята попытка анализа состава преступления «Акт международного терроризма» в контексте выявления законодательных и правоприменительных проблем. Представляется полезным учитывать эти положения на практике, так как именно она выступит основой для последующих научных разработок.

Изменения в сфере противодействия террористической деятельности, как реакция на политико-правовые реалии, весьма целесообразны.

Однако криминализация, международного террористического акта и включение его в российское уголовное законодательство в качестве самостоятельного состава, в том виде, в котором они проведены, по нашему мнению, не служит эффективным рычагом в борьбе с международным терроризмом, а лишь приведет к законодательным и правоприменительным несоответствиям.

Список литературы

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Adblock
detector